Закаев задержан в Варшаве

Дмитрий Волчек, Александр Лемешевский

Разыскиваемый Интерполом один из лидеров чеченских сепаратистов Ахмед Закаев 17 сентября был задержан в Варшаве. В Польшу он прибыл для участия в Конгрессе чеченского народа. Российская Генпрокуратура подготовила документы для решения вопроса о его экстрадиции. Но, судя по заявлениям премьер-министра Польши, такой исход дела маловероятен.

В здании окружной прокуратуры в Варшаве состоялась пресс-конференция, в ходе которой представитель прокуратуры Моника Левандовска заявила, что после допроса Ахмеда Закаева принято решение о санкции на его арест. Суд будет разбираться, есть ли основания для принятия по отношению к Закаеву каких-либо превентивных мер. “Мы считаем, что в данном случае эти меры должны быть как можно более строгими – то есть, временный арест”, – заявила Левандовска.

Как сообщил почетный консул Чеченской республики Ичкерия Адам Боровский, допрос проходил в хорошей атмосфере. Все материалы, которые увидел в прокуратуре Закаев, ему известны. На основании этих же документов чеченского политика пытались арестовать в Дании и Великобритании. “Я надеюсь, что польская сторона поступит так же, как и эти страны, и не примет их во внимание”, – заявил Боровский.

Между тем, адвокат Закаева Радослав Башук заявил, что защита попытается добиться освобождения Закаева под залог. Теперь Ахмед Закаев может остаться в Польше даже 40 дней. Именно столько страна, которая требует экстрадиции, – в данном случае Россия – имеет времени для предоставления Польше всех документов по этому делу. Появилось также сообщение польского пресс-агентства, согласно которому суд в Варшаве может рассмотреть заявление прокуратуры об аресте Закаева.

Крупнейшая польская оппозиционная партия “Право и справедливость” (она занимает второе место в парламенте по количеству депутатов) выступила с требованием от властей немедленного освобождения Закаева и назвала действия польских властей “прислуживанием”, которое было осуществлено под давлением российской стороны.

Против выдачи Закаева России высказался и Польский Хельсинкский фонд прав человека. “Если Закаева выдадут России, мы опасаемся, что ему не дадут права на свободный и справедливый судебный процесс. Это будет типичный политический процесс”, – заявила представитель правозащитников г-жа Сташевская.

Свою пресс-конференцию провел и Союз левых демократов – посткоммунистическая партия в парламенте. Ее представители, которые обычно в таких ситуациях держат нейтралитет, также считают, что никаких оснований для ареста Закаева у польских властей не было.

Ситуацию прокомментировал почетный гость проходящего в Польше Всемирного конгресса чеченского народа, наш автор, журналист, профессор Тбилисского университета имени Ильи Чавчавадзе Олег Панфилов.

– Очевидно, что задержание Ахмеда Закаева омрачило атмосферу конгресса. Что говорили его участники о происходящем? Намереваются ли они обращаться к польским властям, чтобы вызволить задержанного?

– Участники не обсуждают задержание Ахмеда Закаева во время работы конгресса. Во время работы конгресса обсуждаются темы, которые были заявлены. В основном, обсуждаются проблемы мигрантов, проблемы чеченцев, которые оказались в странах Европы, прежде всего, и те, которые, к сожалению, преследуются миграционными службами. Говорили о правозащитной деятельности. Каких-то громких политических заявлений не делали. Но во время перерывов, конечно, ситуацию обсуждают, ловят любую информацию. Говорили о том, что Ахмеда Закаева вот-вот отпустят. Потом появилась информация о том, что его отпустят под залог. Затем появилось заявление пресс-секретаря прокуратуры о том, что его, возможно, задержать на 40 дней. Организаторы конгресса в кулуарах отказываются комментировать что-либо, надеются, что прокуратура Варшавы все-таки примет логичное решение. Конгресс идет, ожидается принятие резолюции вне зависимости от ситуации, связанной с Ахмедом Закаевым.

– Расскажите подробнее о том, какие темы обсуждались, какие выступления вы бы выделили.

– Как я сказал, обсуждались, прежде всего, проблемы миграции, то есть судьбы тех чеченцев, которые оказались в европейских странах. Не каждая страна, не каждая миграционная служба относится к чеченцам лояльно. Например, мне уже несколько человек из чеченцев, которые живут в Литве, сказали, что, к сожалению, из этой страны чеченцы уезжают, потому что их ситуация оказывается под угрозой не только экономического состояния страны, но и давления на них. Есть страны, где ситуация более или менее стабильная. Чеченцы, живущие в Австрии, отмечали, с одной стороны, что им там спокойнее, но, с другой стороны, и в Австрии есть проблемы.

Когда приехала Оксана Челышева, правозащитница, когда-то жившая в Нижнем Новгороде, а сейчас уже несколько лет живущая в Финляндии, началось обсуждение правозащитной темы. Разговор пошел о том, насколько возможно собирать информацию и распространять ее по всему миру, о том, что происходит с нарушениями прав человека в Чечне в условиях, когда в России существует информационный вакуум. Есть обеспокоенность, что мировое сообщество стало забывать Чечню. Участники конгресса говорят о том, что необходимо Европу разбудить, необходимо ей напомнить о том, что Чечня отнюдь не стала спокойной территорией после того, как там построили небоскребы и фонтаны.

– А много ли гостей из России на конгрессе? Есть ли среди делегатов известные политики?

– Нет. Из России я никого не встречал. Есть депутаты парламентов Эстонии, Литвы, естественно, Польши. Есть много представителей международных, прежде всего неправительственных организаций, которые здесь в кулуарах встречаются с чеченцами, разговаривают, обсуждают какие-то свои контакты и, по всей видимости, договариваются о сотрудничестве.

Полиция предприняла какие-то беспрецедентные меры. Вокруг этого замка, где мы живем, где мы работаем, находится около пяти или шести полицейских машин, очень много полицейских в гражданской одежде. Вчера, мы все в разных машинах ехали из Варшавы (я, например, ехал с чеченцами из Норвегии, соответственно, в машине с норвежскими номерами), и практически всех останавливали. Нашу машину остановили на 20-25 минут. Полицейские проверяли документы, потом подъехала машина с каким-то спецназом, перекрыла нам дорогу, потребовали досмотреть багажник. Такая нервозная обстановка началась еще в четверг во второй половине дня, когда гости съезжались на конгресс.

– Олег, я знаю, что вы сегодня тоже выступали. О чем вы говорили?

– Я говорил о том, что необходимо, на мой взгляд, чеченцам, особенно молодым, в какой-то степени повторить опыт Грузии – в том смысле, что все чеченцы, раздумывая о будущем своей республики, конечно, должны понимать, что будущее находится в руках тех подготовленных специалистов, которые могут получить образование не только в европейских странах. В нашем университете Ильи в Тбилиси уже второй год работает магистратура, в которой учатся и чеченцы, и дагестанцы. Я говорил о том, что нужно готовить новое образованное поколение чеченцев, которые бы смогли не просто говорить о свободе и независимости своей республики, но, прежде всего, умели бы делать так, как это сделали 7-8 лет назад в Грузии. 6 лет назад там произошла революция. Люди, думавшие о судьбе Грузии, делают это сейчас практически.

– Это очень непросто делать в ныне сложившихся условиях, согласитесь?

– Конечно. Но готовить чеченцев, живущих в Европе, к своему будущему, необходимо. Потому что, во-первых, в Чечне получить хорошее образование практически невозможно. Тем более что нынешние чеченские власти готовят себе смену того поколения, которое мы называем “нашистами”, которое очень любит российскую власть. Это люди, прежде всего, политически ангажированные. Они абсолютно не думают о том, как должна развиваться страна. В Чечне примерно такая же ситуация.

– Конгресс уже завершается. Какая будет принята резолюция?

– Я сомневаюсь, что конгресс будет закончен так, как планировалось. Во-первых, очень много желающих выступать и говорить о своих проблемах. Во-вторых, я думаю, что все-таки этот конгресс должен стать очень серьезным событием, особенно после того, что случилось с Ахмедом Закаевым.

– Сколько человек участвует в дискуссиях?

– Зал, который вмещает примерно 150-200 человек, практически заполнен. Потом есть много людей, которые ходят вокруг. Это событие, которое объединило чеченцев, живущих в разных странах. Поэтому они приехали на этот конгресс не столько, может быть, для того, чтобы всем работать, но еще и пообщаться.

– Велик ли интерес международных и польских СМИ к этому мероприятию?

– Это невероятно! Вечером вокруг этого замка стояло, может быть, около 15 телевизионных камер. Очень много журналистов с микрофонами и диктофонами. Подозреваю, что это или радиожурналисты, или пишущие журналисты. Мне кажется, что, по крайней мере, для польской прессы это очень большое событие.