«Волки» в клетке – гражданское общество в зародыше

В Казахстане проблемы у СМИ начались в 1996 году, когда власть подмяла под себя все независимые телеканалы и радиостанции, заявил на Втором форуме региональных медиа «Будущее СМИ — в руках журналистов» экс-директор Центра экстремальной журналистики Союза журналистов России, а ныне профессор грузинского государственного университета Илии Олег Панфилов.

Ниже предлагаем выступление Олега Панфилова, прозвучавшее в ходе сессии «Как выжить в условиях цензуры», прошедшей в рамках медиафорума в Алматы.

«В Казахстане проблемы у СМИ начались в 1996 году, когда власть провела два тендера и подмяла под себя все независимые телеканалы и радиостанции. Тогда, в 1996-м, я приезжал для того, чтобы поговорить пару часов с Дувановым, Свиридовым, Таукиной и другими. Я объяснил, что если они не начнут борьбу за себя, свои права, будущее телевидение и радио Казахстана, то ничего не получится. К сожалению, и не получилось. И поэтому единственный способ выживать в сегодняшних условиях — это борьба.

Когда мне предложили приехать на медиафорум, я хотел по привычке сразу дистанцироваться, потому что традиционно отвечаю отказом на приглашения от Дариги Нурсултановны. Но здесь наконец-то появилась конференция, где журналисты пытаются говорить о своих проблемах, а не хвалить власть, как это принято на официальном аналоге.

Я вижу в вашем форуме некую альтернативу конференции ОБСЕ, поскольку решать журналистские проблемы должны все-таки сами журналисты. Никакие эксперты из дальнего зарубежья не смогут разобраться в ваших внутренних проблемах, потому как они здесь никогда не жили.

Несколько лет назад в университете Майами я пытался объяснять студентам, что происходит с прессой на постсоветском пространстве. Они не могли понять, почему журналист не выходит на митинги, почему не защищает права своих коллег, почему в Уголовном кодексе есть статьи, наказывающие журналиста, и прочая. Я тогда долго мучился и не знал, как им все это объяснить. И в итоге придумал сказку.

Представьте себе зоопарк, в котором живут животные, представляющие разные профессии. Волки — это журналисты. Их три раза в день кормят, за ними ухаживают. Они довольны, лежат в клетках, смотрят на посетителей. Первый директор зоопарка был Ленин, второй — Сталин, третий — Хрущев и так далее. И тут пришел новый директор Горбачев. Он открыл клетки и сказал: «Волки, вы свободны». И волки побежали, кто в лес, кто в поля, ловить бабочек, наслаждаться жизнью. Но через некоторое время они оголодали. В зоопарке их никто не учил охотиться.

Следующий директор зоопарка по фамилии Путин опять открыл клетки и сказал: «Ну что, оголодавшие, возвращайтесь». И они почти все вернулись. Я боюсь, что эта сказка может относиться не только к России, но и к Казахстану с 1996 года, когда журналисты перестали сопротивляться. Были, конечно, какие-то акции в защиту Сергея Дуванова. Тогда еще хватало смелости что-то делать. Но постепенно эта активность гражданского самосознания умирала, умирала и дошла до того, что мы сегодня собираемся и пытаемся вспомнить, что такое гражданская активность. И о том, что пресса — не четвертая власть, а некое связующее звено между властью и гражданским обществом. И хорошо, когда власть понимает, что нужна независимая пресса. А другой, в общем-то, и не должно быть. И хорошо, если журналисты понимают, что такое ответственные журналисты.

В общем, свобода завоевывается, а не получается в дар от кого-либо. Когда- то Арлен Блюм* сказал, что «убийство — это крайняя степень цензуры». Так вот, если мы будем спокойно наблюдать, как убивают журналистов, как их избивают, арестовывают, сажают в тюрьмы, преследуют, то ничего хорошего не выйдет для всего общества в целом. Ведь волки — это санитары леса».
_________________
* К сожалению, редактор газеты допустил искажение: это сказал Бернард Шоу…