«Я не понимаю, что такое соцрознь!»

В обвинительном заключении спецслужб в отношении лидера «Алги» Владимира Козлова и его товарищей, обвиняемых в разжигании социальной розни и призывах к свержению власти, присутствуют ссылки на независимые средства массовой информации, якобы служившие инструментами выдуманной комитетчиками ОПГ. Значит ли, что эти СМИ будут следующими в развязанной Акордой «охоте за ведьмами»?

Мы попросили прокомментировать ситуацию с обвинениями в адрес независимой прессы и возможный сценарий развития событий со СМИ в Казахстане профессора Государственного университета Илии (Грузия) Олега Панфилова.

– Прежде всего, я бы хотел сказать, что проходящий сейчас судебный процесс по «делу Владимира Козлова» — это яркий пример преследования по политическим мотивам. Во-вторых, я не понимаю, что такое разжигание социальной розни? По-моему, этот юридический термин остался с приснопамятных советских времен.

Как можно, например, определить, к какой социальной группе относятся дети миллионеров? Они дети богатых людей, которые ничего сами в жизни не достигли, но веселятся в ночных клубах Алматы за отцовские деньги. Об этом можно писать, и, получается, что своими статьями вы разжигаете социальную рознь между бедными и богатыми? Согласитесь, большая глупость.

Или можно назвать разжиганием социальной розни забастовку, когда шахтеры недовольны условиями труда и критикуют своего работодателя? Конечно нет. Поэтому я не могу себе представить пример из жизни, что такое социальная рознь.

Однако, к сожалению, законодательство Казахстана находится очень далеко от международных норм. Наверное, социальная рознь в понимании властей Казахстана, это когда говорят, что президент — дурак, но публичный политик не может быть ограничен от критики. Любая оппозиционная политическая деятельность по умолчанию подразумевает публичную критику действующей власти, и преследовать СМИ за критику власти с точки зрения международного права — нонсенс.

К слову, в Грузии 99% печатных медиа не просто критикуют президента или представителей власти, а частенько врут или сочиняют всяческие небылицы и истории. При этом в Уголовном кодексе Грузии нет ни одной статьи, которая бы преследовала журналистов.

Однако суды в Казахстане зависимы от власти, поэтому я не исключаю репрессий против независимых СМИ после завершения процесса по «делу Владимира Козлова». Тогда надо поднимать на защиту международное общественное мнение. Иных форм воздействия я не вижу.

Записал Сергей РАСОВ