Почему грузинские власти закрыли ПИК

Единственный русскоязычный канал в Грузии – Первый информационный кавказский (ПИК) – окончательно прекратил вещание. Около четырехсот журналистов и технических сотрудников потеряли работу. Их акции протеста, эмоциональные заявления и обращения к международным организациям пока ни к чему не привели. Как и петиции на имя нового лидера страны – Бидзины Иванишвили. Самое странное в этой истории то, что никто не может точно сказать, почему закрыли ПИК. В свое время, телеканал создавался как мощный информационный ресурс, решающий сразу три проблемы.
Во-первых, ПИК вещал на Северный Кавказ, подробно освещая события в этом регионе России, причем не всегда с точки зрения интересов Москвы, и рассматривался как часть северокавказской стратегии Грузии.
Во-вторых, двери ПИК были всегда открыты для российской оппозиции. Лицом канала считалась Ксения Собчак, программы вели Матвей Ганапольский, Олег Панфилов, а также вдова Джохара Дудаева Алла.
В-третьих, русскоязычный телеканал пользовался популярностью среди русскоговорящих меньшинств самой Грузии. С августа 2008 года, русскоязычные жители страны лишены возможности смотреть российские телеканалы даже по кабельным сетям, не говоря о ретрансляции по всей территории страны. Единственная возможность принимать программы ОРТ, НТВ или РТР – купить и установить спутниковую антенну, а это по карману далеко не всем.

Не вызывает также сомнений, что создание ПИК было личной инициативой президента Саакашвили. Он распорядился финансировать телеканал из госбюджета в объеме 8,5 млн долларов. По грузинским меркам, сумма довольно значительная. Причем большая часть этих денег шла на нужды именно спутникового вещания. Телеканал формально считался подразделением Общественного вещателя Грузии (ОВГ), но пользовался автономией, особенно когда руководителем ПИК работал британский журналист Роберт Парсонс. Необходимость в привлечении влиятельных в европейском медиапространстве персон возникла после того, как французская компания Eutelsat неожиданно отказалась заключить с ПИК контракт о вещании на южные регионы России, хотя документ был парафирован с обеих сторон и вещание уже осуществлялось. Руководители ПИК и ОВГ тогда вместе вели судебную тяжбу с Eutelsat, намекая, что Париж поддался угрозам и давлению Москвы. Согласно их версии, «Газпром-медиа» пригрозил снять с европейского спутника все свои каналы, если грузинский русскоязычный ресурс получит возможность вещать на территорию России. Дело дошло до разбирательств в Совете Европы и Европарламенте, где депутаты от восточноевропейских стран (в том числе Витаутас Ландсбергис) потребовали от Eutelsat немедленно возобновить вещание ПИК. В конце концов, компромисс был достигнут: телеканал получил возможность транслировать свои программы, но с более узким ареалом покрытия сигнала.

Тем не менее ПИК успешно работал вплоть до парламентских выборов 1 октября. Именно после этих выборов и смены правительства, у телевидения возникли серьезные проблемы. Тут следует напомнить, что смена власти в Грузии все-таки относительна: президентом остается Михаил Саакашвили, а ОВГ по-прежнему возглавляет его единомышленник Георгий Чантурия. Именно Чантурия своим приказом отменил финансирование дочерней компании ОВГ. Причем, согласно закону, сменить руководство ОВГ очень непросто: постановления парламента, где новая правящая партия обладает большинством, для этого недостаточно – нужно внести изменения в закон, что требует долгой и кропотливой работы.

Почему все-таки Чантурия решил закрыть ПИК? Публично он называет две основные причины: руководство русскоязычного телеканала якобы самовольно решило сменить спутник и перейти на американский Hot Bird. Кроме того, главу ОВГ очень обидела акция, которую журналисты провели в середине октября, когда появились первые симптомы задержек с выплатой зарплаты: информационные выпуски выходили в эфир, но корреспонденты «красноречиво молчали» в прямом эфире. Однако представляется, что это была ожидаемая реакция журналистов, почувствовавших давление. Что касается перехода на другой спутник… А что еще оставалось делать, если ОВГ прекратил выплачивать деньги и Eutelsat отключил канал за отказ покрыть задолженность?

Думается, обе «официальные причины» называются, чтобы скрыть главный мотив: после выборов 1 октября Михаил Саакашвили и его команда уже не уверены в том, что русскоязычный телеканал сохранит лояльность и не попытается повернуть на 180 градусов информационную политику, в том числе в отношении России. Не исключено, что личные обиды Георгия Чантурия тоже сыграли роль, но он не мог принять столь важное решение без согласования с президентом. А Михаил Саакашвили, после проигрыша парламентских выборов, находится в ситуации, когда ему не до личных обид: он явно просчитывает каждый шаг и принимает решения только на основе холодного и скрупулезного анализа реальных рисков.