Вынужденный мезальянс, или “Кошмаринг” на службе государства

Алмагуль ОЛЖАС

Помните, как бабушки, развлекая нас, загибали пальцы и рассказывали прибаутку про Сороку-Ворону: “Этому дала, этому дала, а этому не дала”? Эта детская забава как нельзя кстати подходит для иллюстрации отношения пресс-служб государственных органов и национальных компаний к журналистам. Несмотря на то, что в Законе “О СМИ” четко прописана обязанность госструктур предоставлять запрашиваемую информацию, на практике отношения между СМИ и пресс-службами больше похожи на вынужденный мезальянс. По статистике, вы веденной общественными и журналистскими организациями в ходе опросов и исследований, две трети информационного поля формируется при прямом или опосредованном влиянии существующих пресс-служб, и работники СМИ по определению вынуждены контактировать с представителями этих структур. К сожалению, контакты эти весьма неэффективны и непродуктивны, а отсюда можно сделать вывод о том, что в пресс-службы зачастую попадают “случайные люди”. В теории пресс-секретарь – это либо выпускник факультета политологии, либо специалист по связям с общественностью (PR). На практике же в лучшем случае журналистам предстоит иметь дело со своими бывшими коллегами, а в худшем – с теми, кто имеет весьма отдаленное представление о том, как должен работать канал связи “пресс-служба – СМИ”. Впрочем, это вполне объяснимо. С одной стороны, специалистов данного профиля отечественные вузы стали готовить сравнительно недавно, с другой – руководитель пресс-службы или пресс-секретарь в первую очередь является политической “придворной” фигурой, а следовательно, такие критерии приема на службу, как профессионализм, навыки, умение, тут играют второстепенную роль. Например, в квалификационных требованиях к сотрудникам пресс-службы на сайте одного из акиматов мы обнаружили, что для занятия должности достаточно иметь диплом журналиста или филолога (про PR и политологию даже речи не ведется), сдать тест на знание законодательства плюс уметь обращаться с компьютером – и все. Как говорится, комментарии излишни… Конечно, бывают случайные совпадения, когда в первом лице пресс-службы, как в известном флаконе, перемешиваются все нужные компоненты, и на выходе мы получаем продукт весьма неплохого качества. Но таких специалистов можно по пальцам пересчитать. Например, недавно мы были приятно удивлены постановкой работы в пресс-службе акимата Жамбылской области. Впрочем, это скорее исключение из правила. Поэтому неудивительно, что журналисты вменяют пресс-службам в вину их нерасторопность, пассивность, предоставление неинтересной информации, непрофессионализм, излишнее стремление “спасти честь мундира” и “сохранить лицо”, а также нежелание сотрудничать. К этому списку можно добавить и другие “хронические болячки”. Например, юрист фонда защиты свободы слова “Адил соз” Ганна Красильникова неоднократно отмечала “невладение темой” и “искусственное засекречивание информации” со стороны пресс-служб, и подобное, по ее словам, наблюдается практически повсеместно. Увы, мы полностью поддерживаем наших коллег в их негативных оценках, так как сами неоднократно выступали в роли борцов с “ветряными мельницами” и пытались добиться от пресс-служб исполнения Закона “О СМИ”, но убеждались в том, что для них этот документ не больше чем филькина грамота. Приведем последний пример из нашего печального опыта. Получить информацию из Агентства по делам религий для нас зачастую превращается в невыполнимую миссию. На официальные запросы ведомство либо не отвечает, либо затягивает этот процесс до последней минуты. Все попытки выйти на специалистов агент­ства напрямую заканчивались полным фиаско, так как конечным звеном в этой цепочке неизменно становилась пресс-служба ведомства. Интересно, председатель агентства Кайрат Лама Шариф в курсе того, как справляется со своими обязанностями его пресс-служба, или “держать рот на замке” – его прямое указание? Мы вынуждены напомнить этому ведомству, что в соответствии с законом, о существовании которого так легко забыло Агентство по делам религий, в случае очередного игнорирования нашего обращения редакция оставляет за собой право обратиться в суд. Безусловно, качество работы пресс-службы, ее место в структуре госоргана или нацкомпании во многом зависят от позиции высшего руководства, которое, собственно, и определяет правила игры. Не зря же, как наглядно показал один из проведенных опросов, более половины журналистов считают, что главной проблемой пресс-служб является их зависимость от организации, подчиненность и несамостоятельность, а вернее сказать, заглядывание в рот начальству. Хотя, смеем вас уверить, бывает и наоборот.

Чего только стоит в этом плане пресс-служба акима Астаны, которая фактически перекрывает журналистам “доступ к телу” акима, и, если заранее подготовленные вопросы чем-то не приглянулись пресс-секретарю, то ситуация переходит в разряд “висяков”. Впрочем, это еще “цветочки”. Приведем другие примеры. Помнится, как в августе прошлого года департамент внутренних дел Западно-Казахстанской области разослал всем своим подразделениям письменное предупреждение, в котором запрещал сотрудникам полиции общаться с журналистами без разрешения начальника пресс-службы ДВД. Более того, представители СМИ должны сообщать начальнику пресс-службы тематику готовящихся к публикации материалов для согласования, если в них будут фигурировать сотрудники полиции, а каждая встреча журналиста с работником ДВД должна визироваться пресс-службой после согласования с руководством департамента. Конечно же, мы не можем не вспомнить и совсем недавний вопиющий случай, главным фигурантом которого стал руководитель пресс-службы акима южной столицы Сергей Куянов. Его вмешательство в работу телеканала “Алматы” не только привело к массовому увольнению журналистов, но и вынудило группу депутатов мажилиса обратиться к генпрокурору, руководителю Агентства по делам госслужбы и другим структурам с требованием разобраться в ситуации. По мнению парламентариев, в действиях руководителя пресс-службы усматривается “грубое нарушение ряда требований действующего законодательства и превышение долж­ностных полномочий”. Впрочем, подобные случаи редко становятся достоянием общественности и поводом для разбирательства. Если бы они вскрывались и систематизировались, то соответствующие структуры хотя бы начали искать выход из ситуации. А может, государственные органы вполне устраивает такое положение вещей? К слову сказать, еще в 2001 году постановлением правительства было закреплено, что министерство информации, другие органы власти на постоянной основе должны проводить анализ эффективности работы пресс-служб и служб по связям с общественностью государственных органов. Но смеем предположить, что если такой анализ и проводится, то исключительно формально. Иначе вряд ли наша газета на протяжении двух лет вынуждена была бы в суде требовать ответов на свои вопросы от тогдашнего председателя ФНБ “Самрук-Казына” Кайрата Келимбетова, который игнорировал наши многочисленные обращения. И в такой ситуации, когда на исполнение законов всем, простите за откровенность, наплевать, вряд ли стоит ожидать, что пресс-службы без стороннего вмешательства станут образчиками эффективности и продуктивности реализации государственной информационной политики. Определенные надежды возлагались на создаваемую при президенте РК Службу центральных коммуникаций (СЦК), которая, по слухам, долж­на была взять под контроль работу всех пресс-служб министерств, ведомств и исполнительных органов на местах. Но ответственный работник СЦК Мурагер Сауранбаев сообщил, что данная информация не соответствует действительности. Возникает риторический вопрос: доколе пресс-службы будут “кошмарить” журналистов, относясь к ним не как к партнерам, а как к своим подчиненным, которых и по головке можно погладить, и в пеший тур с эротическим уклоном отправить? Рецепта пока что не придумано, хотя попытки предпринимаются. Например, директор Московского центра экстремальной журналистики Олег Панфилов считает, что проблему может решить создание совета из числа ведущих журналистов, юристов, представителей творческой интеллигенции, который позволит урегулировать конфликтные ситуации между пресс-службами и СМИ. Но в Казахстане даже такой вариант не рассматривается. У нас предпочитают ограничиваться тренингами и “круглыми столами”, которые носят одноразовый характер. Как говорится, без комментариев…

http://camonitor.com/archives/5713