Украинские реформы и “Грузинская мечта”

Последние несколько недель в Грузии обсуждали назначения в новом правительстве Украины. Часть населения не скрывала своей поддержки грузинским реформаторам, профессионализм которых оценен в братской стране, часть — не скрывала своего раздражения. Сторонники “Грузинской мечты”, политической коалиции, пришедшей к власти после парламентских выборов 1 октября 2012 года, посчитали себя оскорбленными и стали высказываться против назначений, оскорбляя не только реформаторов, находящихся сейчас в оппозиции, но и новые власти Украины. Конечно, до разрыва отношений дело не дошло, но раздражение было огромным, странным образом совпадающее с позицией Кремля.

С самого начала появления “Грузинской мечты” в ноябре 2011 года, созданной российским бизнесменом Бидзиной Иванишвили, грузинское общество обсуждало пророссийскую ориентацию новой политической силы. Для опасений были все основания: во-первых, Кремль все последние годы предпринимал попытки остановить реформы, сместив Михеила Саакашвили и его команду от власти. Для этого, начиная с 2007 года ежегодно в Тбилиси устраивались шумные митинги по российским политтехнологиям, давно опробованным в Москве движением “Наши” и им подобными организациями — с клетками на улицах, выпущенными “на волю” кроликами, майками похожего дизайна. Неудачная для Путина война в 2008 году не остановила попытки изменить направление пути Грузии, вернуть в “кремлевское стойло”, свернуть реформы. Во-вторых, российский капитал Иванишвили, заработанный в лихих 90-х годах.

“Грузинская мечта” в самом начале своего появления ставила целью разрушение выстроенной реформаторами системы. Для сворачивания реформ есть много способов — от силового, “революционного” до парламентского. Второй малоэффективный и болезненный, поскольку спустя несколько месяцев после выборов оказалось, что население не готово терять достигнутое во время реформ. Напротив, общество начало предъявлять претензии по поводу обещанных “Грузинской мечтой” благ — повышения пенсий, снижения коммунальных тарифов и прочего предвыборного набора пришедших к власти представителей старой номенклатуры. “Грузинская мечта” в основном была собрана из чиновников правительства времен Эдуарда Шеварднадзе, обиженных на Саакашвили его бывших соратников и просто обиженных людей, считающих, что общество недостаточно уделяло им внимания.

Вся предвыборная кампания “Грузинской мечты” проходила на фоне не только обещаний построить “рай”, но и предложений демонтировать внешние признаки времен Саакашвили — “мост мира” в Тбилиси, новое здание парламента отдать под концертный зал. Предложения “мечтателей” сыпались в зависимости от степени раздражения, как у большевиков — “старый мир разрушим до основания”, но со временем оказалось, что время “затем” так и не наступает. Поддержать свой имидж борца за справедливость “Грузинская мечта” решила тоже по-большевистски — репрессиями. Аресты “мечтатели” назвали “восстановлением справедливости”, которая так и не понята в Евросоюзе, в Парламентской ассамблее Совета Европы и НАТО. Оппоненты “Грузинской мечты”, бывшая партия власти “Единое национальное движение”, проводившая реформы, заняла выжидательную позицию. заняла выжидательную позицию. Население стабильно поддерживает евроинтеграцию: на референдуме 2008 года и во время ежегодных социологических опросов отдавая 70-80 процентов голосов за вступление в НАТО и Евросоюз. “Мечтателям”, даже при их советском происхождении и поведении, деваться некуда — только в Европу.

Вопрос — пророссийская ли “Грузинская мечта” уже мало кого волнует, несмотря на действия правительства, больше похожие на задания из Кремля. События в Украине стали явным фактором, на котором легко проверяются кремлевские установки “мечтателей”. Политика правительства в отношении России, которую они называют “осторожной” и “взвешенной” оказалась больше приятной Кремлю, чем обществу Грузии. Почти каждую неделю во время киевского Майдана в Тбилиси оппозиция и неправительственные организации устраивали акции поддержки — митинги и марши, а “Грузинская мечта” отмалчивалась, не замечая того, что происходит в Украине. Официально МИД делал заявление о том, что Грузия не поддерживает аннексию Крыма, но было бы совсем странно и опасно для “Грузинской мечты”, если бы они этого не сделали. У самой Грузии 25 процентов территории оккупированы той самой страной, в отношении которой они ведут “взвешенную политику”.

Кроме периодических заверений МИДа, которым руководила Маиа Панджикидзе из покинувшей недавно “Грузинскую мечту” партии “Свободные демократы”, свой вклад внесло министерство здравоохранение — медикаментами и командированными в Украину врачами. Остальное политическое руководство “Грузинской мечты” предпочитало отмалчиваться, выдавая лишь дежурные фразы об “обеспокоенности”. Реально помощь стало оказывать бывшее правительство Саакашвили. В Киеве обосновалась большая группа реформаторов, которая предложила свою программу изменения в экономике, администрировании и МВД. В Украине большую часть времени проводили Каха Бендукидзе, бывший заместитель министра юстиции Гиорги Вашадзе, экс-губернатор Аджарии Леван Варшаломидзе, бывший заместитель главного прокурора Давид Сакварелидзе и многие другие.

Вначале осторожно, но теперь уже не скрываясь, о своем участии в военных действиях на востоке Украины говорят грузинские офицеры и добровольцы. Власти Грузии пытались воспрепятствовать, останавливая в аэропорту офицеров, летящих в Украину, но потом поняли бессмысленность своих действий. Недавно был создан Georgian Legion, грузины воюют в других батальонах Национальной гвардии Украины. Президент Порошенко удостоил звания Героя Украины двух грузин, погибших на Майдане — Зураба Хурциа и Давида Кипиани.

После избрания нового состава Верховной Рады появилась информация о том, что членами правительства Украины станут несколько грузинских реформаторов. Истерика “Грузинской мечты” не заставила себя долго ждать. Одним из первых отреагировал футболист Каха Каладзе, занимающий пост вице-премьера и министра энергетики: “Видеть в правительстве Украины тех людей, которые в Грузии были авторами насильственного режима, для нас будет болезненным”. Раздраженно отметились члены парламентского большинства, а затем, как по команде практически все министры выразили свое недовольство решением украинских властей. Ситуация стала похожей на советскую — каждый министр должен был поддержать линию партии. Взрыв эмоций последовал после сообщения о том, что Михеил Саакашвили может занять пост вице-премьера правительства Украины. Поток “мечтательных” оскорблений не иссякал вплоть до того, пока сам Саакашвили сообщил о своем отказе принять предложение.

Вероятно, сами “мечтатели” начали понимать абсурдность ситуации и новый глава МИД Тамар Беручашвили во время недавнего визита в Брюссель заявила, что “просила всех не поднимать ажиотаж в связи с этой темой, потому как грузинско-украинские отношения, стратегическое партнерство этих двух стран, особенно на фоне новых вызовов в регионе, значительнее, чем назначение одного или двух министров”. А потом опять — “лично я могу сказать, что не помню каких-либо особых достижений персон, назначенных на пост”. Председатель комитета по внешним отношениям парламента Грузии Тедо Джапаридзе, дипломат времен Шеварднадзе, призвал к более активным контактам с Украиной. Наконец, глава МИД была вынуждена опровергнуть слухи об отставке посла Грузии в Украине Михеила Уклеба, который не скрывает своей поддержки реформированию нового украинского правительства.

Неожиданно для своих сторонников “Грузинская мечта” показала себя антиукраинской партией, хотя объектом недовольства был все-таки Михеил Саакашвили и его команда реформаторов. Абсурдность ситуации еще и в том, что грузинские реформы признаны во всем мире, кроме России, конечно. Кремль был крайне раздражен тем, что в Грузию приезжали правительственные делегации из постсоветских стран, удивляясь достижениям в безопасности, администрировании и отсутствии коррупции.

Надуманность обвинений в адрес Саакашвили и его сторонников, часть из которых уже сидят в тюрьме, стала причиной многочисленных протестов ЕС, ПАСЕ, НАТО и США. Но, к сожалению, “Грузинская мечта” ничем другим похвастать не может, кроме процесса “восстановления справедливости”, который уже открыто в Грузии называют репрессиями. Уже мало кого в Грузии устраивает ситуация, когда объектом мести к Саакашвили стала и Украина. Ведь в этом случае позиции “Грузинской мечты” и Кремля абсолютно совпадают.

http://businessviews.com.ua/ru/economy/id/ukrainskie-reformy-i-gruzinskaja-mechta-391/