“Восточное партнерство” добивает СНГ

У первой тройки стран, кажется, уже выработалось “противоядие” от Кремля — вторая тройка на очереди.

Саммит “Восточного партнерства” в минувшую пятницу закончился сенсацией, которую в России предпочли не замечать, а вместо этого принять президента Судана и замять неприятность в Брюсселе заявлением о возможном создании российской военно-морской базы в Красном море. Хватит ли Путину денег на строительство еще одной базы далеко от России — вопрос другой, но последствия брюссельского саммита ему придется как-то объяснять.

А случилось то, что рано или поздно должно было случиться — Армения подписала Соглашение о всестороннем и усиленном партнерстве с Евросоюзом Армения подписала Соглашение о всестороннем и усиленном партнерстве с Евросоюзом Армения подписала Соглашение о партнерстве с Евросоюзом. Подписи под документом “Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве между Республикой Армения и Европейским Союзом” поставили министр иностранных дел Армении Эдвард Набалдян и верховный представитель ЕС по внешней политике и политике безопасности Федерика Могерини. На церемонии подписания присутствовал президент Армении Серж Саргсян.

Незадолго до саммита истерика в российских СМИ все же началась: не такая отчаянная, как три года назад в случае с Украиной и Грузией и их соглашениями об ассоциации, но в публикациях кремлевских “аналитиков” и “экспертов” было достаточно лжи, чтобы представить себе, как в скором времени погибает Армения, покрытая синим флагом с золотистыми звездами. Само собой, было написано много слов о том, как “блудная” страна вернется под имперское крыло, осознав, что лучше быть бедными вместе, чем умирать под европейскими ценностями, давясь санкционными продуктами.

Читайте также: Оккупация вместо мира

Перед саммитом глава МИД Армении Эдуард Налбандян говорил, что “рамочное соглашение Армении с ЕС уже завершено и парафировано. Армения имеет тесные связи с Европейским союзом и, подписав договор, намерена расширить всестороннее сотрудничество во всех областях, представляющих взаимный интерес”. За два года после рижского саммита ЕС частично пересмотрел принципы функционирования программы и определил новые цели. В частности, стало известно о формировании “Восточного партнерства плюс”, в которое войдут Грузия, Молдова и Украина, уже имеющие соглашения об ассоциации с ЕС.

У первой тройки стран “Восточного партнерства”, кажется, уже выработалось “противоядие” от бывшего имперского центра, Москвы. Теперь Брюссель приступил к работе над установлением более тесных отношений с Арменией, Азербайджаном и Беларусью. Все три страны прочно привязаны к России, кроме Баку, который не стал вступать в новые имперские организации вроде ЕврАзЭС или Таможенный союз. Но в то же время не отказывается и от общения на уровне первых лиц: в России живет огромная часть азербайджанской диаспоры, которая требует к себе внимания, кроме того, он связан карабахским конфликтом. Минск и Ереван привязаны к Москве и экономически, и политически, им приходится регулярно подчеркивать свою дружбу и особое партнерство. Но изменения в отношениях с ЕС в рамках “Восточного партнерства” будет происходить в любом случае, несмотря на убаюкивающие бдительность Москвы заявления о вечной любви.

У первой тройки стран «Восточного партнерства», кажется, уже выработалось «противоядие» от бывшего имперского центра, Москвы. Теперь Брюссель приступил к работе над установлением более тесных отношений с Арменией, Азербайджаном и Беларусью

Путин уже давно те тот “кот Баюн”, который 17 лет назад заворожил своим волшебным голосом постсоветских соседей обещаниями новой райской жизни. Он не выполняет многих обещаний, не скрывая, что у России теперь самой проблем невпроворот, и ей нет особых дел до экономики или коммуникаций своих соседей. Но что при этом он хотел бы, чтобы бывшие советские республики все равно были бы рядом, в орбите.

Нет ничего странного в том, что Армения и Беларусь провели консультации с Москвой по поводу своего участия в саммите. Глава МИД Беларуси Владимир Макей даже подчеркнул, что его страна не допустит того, чтобы заключительная декларация брюссельского саммита носила антироссийский характер. Александр Лукашенко получил приглашение приехать в Брюссель, но все же предпочел отправить в ЕС главу МИД.

В Армении предстоящий саммит обсуждался в двух основных плоскостях — в связи с урегулированием карабахской проблемы, будущего Мецаморской АЭС и поиском новых источников энергии, поскольку на урегулирование отношений с Азербайджаном и присоединение к его газопроводам у Еревана перспектив в ближайшем будущем нет. Сейчас мало кто помнит, что Соглашение об ассоциации с ЕС Армения должна была подписать в ноябре 2013 года на саммите Восточного партнерства в Вильнюсе, но не подписала, поскольку объявила о своем желании вступить в Таможенный союз и участвовать в евразийской интеграции. Отказ в Вильнюсе подписать соглашение для Виктора Януковича закончился бегством из страны, однако Армения живет в ином геополитическом пространстве и при других интересах: она, как и Азербайджан, привязана к Москве карабахской проблемой.

Читайте также: Русский язык – последнее оружие Путина

Каждая из шести постсоветских стран, приглашенная к сотрудничеству в рамках программы ЕС “Восточное партнерство”, была обязана поставить себя перед моральным выбором — быть и дальше имперским сателлитом или выбрать свободный мир со свободным рынком и правовым пространством, в котором нет коррупции. Для первой тройки — Грузии, Молдовы и Украины — ментально приять такое решение было проще, поскольку все три страны в полной мере испытали на себе оккупацию и имперское величие Москвы. Лишь в одной стране не было конфликтов вообще, в Беларуси. Две другие — Армения и Азербайджан — пережили в начале 1990-х годов войну и, как следствие, — большое количество беженцев и потерю Нагорного Карабаха, с которой Баку никогда не смирится. Конечно, все прекрасно понимают, с чьей помощью это произошло: инициатор конфликта, по своей старой привычке теперь пытается играть роль миротворца. Как когда-то в Грузии и до сих пор — в Молдове. Но, тем не менее, для острого желания вырваться из цепких объятий Кремля этого оказалось недостаточно.

В самом проекте ЕС по интеграции с постсоветскими странами, впервые озвученном в мае 2008 года, Россия упоминается как потенциальный партнер на уровне наблюдателей в группе стран – Норвегия, Канада, США, Япония и других. Взамен России предлагалось включить Калининградский анклав в “сферу действия” проекта, но Кремль категорически отказался, полагая, что “Восточное партнерство” – еще один способ оторвать сателлитов от имперского центра. Активность ЕС усилилась после войны в Грузии в августе 2008 года, когда стало понятно, что верить Москве уже невозможно.

“Восточное партнерство” за годы своего существования постепенно определило точки соприкосновения Евросоюза с бывшими частями Российской и Советской империй. Первая тройка уже получила безвизовый режим, а также таможенные и экономические преференции, они больше не вернутся к прежним отношениям с Россией. Со второй тройкой будет сложнее, и главная причина — карабахский конфликт. Несмотря на присутствие российской военной базы в Гюмри, соотношение национальных армий далеко не в пользу Армении, в том числе и по причине большей финансовой возможности Азербайджана, а также тесного сотрудничества с Турцией, членом НАТО.

«Восточное партнерство» за годы своего существования постепенно определило точки соприкосновения Евросоюза с бывшими частями Российской и Советской империй

Москва же уже больше 20 лет водит за нос обе страны, не продвигая урегулирование ни на шаг. Позиция удобная — продать оружие одной стороне, потом другой, и ждать, когда еще подбросить, если стрелять начнут. В Армении традиционно сильна привязанность населения к “христианской” России, там особо не вдаются в подробности многочисленных фактов предательства армянского населения во время последних нескольких русско-турецких войн. Однако в стране уже растет недовольство российским влиянием на Армению, которое похоже на политику колонизации, особенно когда недавно в Москве потребовали от Еревана изменить Конституцию и сделать русский вторым государственным. Трудно сказать, чем руководствовались российские чиновники, не обращая внимание на то, что Армения — одна из редких моноэтнических стран мира. Там 98 процентов населения составляют армяне, причем значительная часть — это переселенцы из Турции, а не из России.

Будущее “Восточного пространства” становится отчетливым и понятным многим из лидеров тех постсоветских стран, которые “смотрят на сторону”. Хотя, само собой, перспективы сотрудничества определяют не сами страны, а ЕС, которому важнее иметь дело с перспективными политическими системами, а не с диктатурами или полуфеодальными режимами. Как бы ни старался Путин, лишь лидеры нескольких стран пытаются сохранить видимость лояльности к Москве. Хотя и внутри “кремлевского круга” начали происходить стычки, как, например, между Казахстаном и Кыргызстаном, которые сейчас блокируют межгосударственную границу и создают друг другу препятствия с таможенным досмотром.

Созданная триста лет назад империя теряет свою мощь и влияние, на смену диктату и авторитаризму приходит предприимчивость и возможность свободного выбора — с кем дружить, с кем торговать и как строить свою внешнюю политику. Беларуси еще предстоит сделать окончательный выбор, когда Александр Лукашенко наконец поймет, что у России больше нет никакого желания его поддерживать только за слова о “вечной и нерушимой дружбе”. Азербайджан вполне комфортно себя чувствует, продавая газ в Европу и участвуя в глобальных проектах, включая транскоммуникационные.

Читайте также: Кого боится Россия?

У Армении появляется хороший шанс стать современной страной, пользуясь всеми теми преимуществами, которые есть у Азербайджана и Грузии — другого выхода просто уже нет. Страна находится в анклаве российской геополитики, при этом не имея с Россией общей границы и надежной коммуникации, кроме горной автомобильной дороги. “Вырваться на свободу” – может стать реальным выходом из тупика. При одном условии — если разрешить карабахский конфликт.

Представленная 9 лет назад блестящим историком и журналистом, польским дипломатом Радославом Сикорским программа “Восточное партнерство” выдержала испытание не только временем и результатами, но и российской пропагандой, которая все эти годы неистово терзала идею оторвать имперские окраины от Москвы. Идея сближения с Европой оказалась для постсоветских стран более привлекательной, чем сидения за круглыми столами саммитов СНГ с нафталиновыми речами о “вековой дружбе” и “братских отношениях”.

СНГ — это всего лишь название бальзама, которым покрывают покойников перед тем, как положить в могилу или отправить в печь крематория. Имя покойника известно — СССР, все остальные игры Кремля после 1991 года в действительности уже мало кого привлекают. СНГ осталось несколько лет, после чего неизвестность – что останется от зоны влияния Кремля. Да и от самой России, которая когда-то создавалась с помощью войн и захватов.

https://ru.tsn.ua/blogi/themes/politics/vostochnoe-partnerstvo-dobivaet-sng-1048960.html