ИСЧЕЗАЮЩИЕ

27 декабря 2017 года состоялся «большой» обмен пленными, в процессе которого боевики отдали 73 пленных, а взамен должны были получить 306 человек, среди которых были также и граждане России. 43 человека отказались возвращаться на оккупированные территории, и не все выжившие в плену у боевиков вернулись домой. Что происходит с пленными, которых не могут найти в тюремных камерах на оккупированной территории, в Донецкой «избушке» или в Луганском МГБ? Разведчик Алексей Кадмий был взят в плен на задании российской ДРГ 9-го приазовского полка в ноябре 2015 года под Мариуполем. После допроса они передали его боевикам «ДНР», а те отправили его в бывшее здание СБУ, откуда в 2016 году перевели в колонию. По возвращении из плена Алексей рассказывает: «У таких батальонов, как Спарта, Сомали, Восток, Оплот были «неофициальные» пленные, которые у них сидели, но официально про них никто не знал. Такие пленные были и в Горловке. Сепары в «избушке» и те охранники, которые конвоировали нас на роботы, Саша и Марк из Макеевки, нам не раз говорили, что их используют как рабочую силу, а каких-то пленных вывозят в Россию. Абхазы из «Пятнашки», чеченцы и казачки, которые отличались своим жестоким обращением с пленными, даже не скрывали этого». «Казачки разводили родственников на деньги, а потом эти пленные просто исчезали. Одних убивали, других куда-то увозили». «Там я встречал и «пятнашек», они тоже пацанов увозили, после чего их больше никто не видел», говорит Николай Герасименко, который был в плену у “казачков» .

Экс-заложник “ДНР”, боец “Азова” Евгений Чуднецов, прошедший через пытки “то ли бурят, то ли якутов», был приговорен боевиками сначала к расстрелу, а после, к 30 годам тюрьмы. После почти трех лет пыток и карцера Евгений считает, что намного сложнее тем, кто оказался у боевиков ОПГ “Пятнашка”, наемников из Абхазии, воюющих на стороне «ДНР». Командир бригады – Авидзба Ахрик Русланович, абхаз из Сухуми, позывной – «Абхаз». Начиная с 2014 года об абхазах, которые промышляют тем, что увозят захваченных в плен на Кавказ, говорили почти все пленники. «Их вывозили в Дагестан и Абхазию, возможно, как рабочую силу, нам об этом рассказывали сепары. Мне лично говорили: тебе повезло, что не «Пятнашке» попался, а то в солнечной Абхазии арбузы бы собирал. Существует вероятность того, что это правда. Понятное дело, те, кто говорил нам об этом, могли только догадываться, зачем пленных увозили именно на Кавказ. Надзиратели – пешки, их не посвящали в детали. Меня, к примеру, собирались на допрос в Ростов везти, но передумали».

Этой зимой после трех с половиной лет плена домой вернулись бойцы 93 бригады, которые были захвачены в иловайском котле. Но среди них не было Ярослава Думчика, который считается пропавшим без вести. Однако мама бойца, Инна Думчик, уверенна, что Ярослав жив. «Моего сына до начала октября держали в плену, он был в Снежном, потом его увезли. В декабре 2014 года он позвонил из Свердловска Луганской области, и сказал, что живой, что его перевезли в милицию, дали помыться и позвонить. Эти люди, которые дали моему сыну телефон, не требовали никаких денег. Они ничего не предлагали нам, когда мы пытались узнать о дальнейшей судьбе сына. Они сообщили, что в декабре у них было шестеро пленных, включая Ярослава, которого они называли Яриком. Потом к ним приехал кто-то из российских спецслужб, и его увезли в РФ. В 2015 году афганцы подтвердили, что мой сын числится в списках заключенных в РФ. Это нам сообщили афганцы, которые занимают важные посты в России. Уже в 2017 году разведка обнаружила, что Ярослав содержался в СИЗО ФСБ Ленинградской области, что там он был осужден, и ему дали большой срок. Разведчик, который искал моего сына, сказал, что по данным нашей разведки, вместе с моим сыном там было осуждено около 180-ти человек. Но куда их отправили отбывать осуждение, он мне не сказал».

Историю поиска исчезнувшего под Амвросиевкой комбата Николаевского патрульного батальона Вячеслава Саражана начала его жена, Юля Саржан, которая служит в той же части. Два года назад она рассказывала: «Когда мы искали Славу, другие пленные из подвала донецкого СБУ сказали нам, что Славу вместе с другими собирались увезти в Россию. Другим Морозова тогда сказала: благодарите Бога каждый день своей жизни, что вас не вывезли вместе с ними в Россию. Это были ее слова. Нам рассказали об этом те, кто вышел из плена. Маме Славы помогло то, что у нее российское гражданство. На пропускном пункте она уговорила пограничников РФ поднять записи о пересечении границы, и поискать в них запись о Славе. Те пожалели ее, поискали, и подтвердили, что в списке есть имя ее сына». Сейчас Юля продолжает: «Хотя мой муж и считается погибшим, в душе я не верю в это. Мне сказали, что он погиб еще 24 августа, а 26-го тело привезли в Амвросиевку в ужасном состоянии. Но уже после этого, вечером 26-го, его подчиненные слышали по рации его голос, который они хорошо знают: они ясно слышали, как комбат вызывал своего зама. Бойцы видели, что Слава был ранен не смертельно, в руку и в ногу. Но когда они вернулись за ним, на том месте никого уже не было. Его мама искала сына в России, потому что ей говорили, что он ранен, что его видели там в какой-то больнице. И потом она еще долго искала его в госпиталях Донецка, Ростова и Таганрога».

После Иловайска бойцы 39-ой и 40-ой Кировоградских бригад попали в плен к атаману «Бате». С момента, когда видео с захваченными иловайскими пленниками было показано российским каналом НТВ, к кому только не обращались родственники с просьбой помочь их вернуть: к волонтерам, в СБУ, к поисковым группам, звонили «Бате». По телефону «Батя» им ответил: «Убивать их никто не собирается, ничего им не сделают, обменяем». Несколько человек, и, правда, были обменяны, остальные просто исчезли. Известно, что их вывозили в Ростов на допрос, и снова вернули «Бате». Незадолго до своей смерти «Батя» рассказал волонтерам о том, что случилось: «Сверху пришел приказ, и их снова увезли. Пленные были живы, а куда их вывезли, ничего не знаю».

«Айдаровцы» Максим Худан и Роман Беленький пропали в разведке в августе 2014 года под Иловайском. Видео допроса Максима показал российский канал «Царьград», но, когда украинские журналисты обратились к редоктарам канала за комментарием, они отказались сообщить, где была произведена съемка, или где содержат Максима и Романа. Позже российские правозащитники смогли выяснить, что Максим Худан находится в Москве, в Лефортово. Мама Романа, Людмила Беленькая, говорит, ей не раз звонили неизвестные из РФ, а из других источников она узнала, что после Лефортово ее сына вывезли на Кавказ, и что его никогда не отпустят, потому, что «он нацик». Куда исчезают люди?

Разведчик батальона «Донбасс», Олег Мартынов, который в августе 2014 года вышел из Иловайского котла, а впоследствии, командир штурмовой роты батальона “Днепр-1», уже не раз заявлял о том, что пленных вывозили в РФ конвоями КАМАЗов. По его словам, он знает о нескольких караванах «с нашими пацанами, попавшими в плен, один коновой шел после иловайского котла, второй – после Саур-Могилы». По полученным его разведгруппой данным, там их подлечивали, а потом отправили в Адыгею. «Когда по дороге хлопцы умирали, их просто сбрасывали с машин, а местные хоронили. Но и погибшие, и те, кто, может, до сих пор жив – сейчас числятся без вести пропавшими». О фактах вывоза военнопленных в РФ не раз официально заявляли зам. министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Георгий Тука и Юрий Тандит, когда находился на посту советника главы СБУ.

Волонтер Владимир Коротун говорит: «Наши волонтеры имеют возможность ездить на другую сторону. Наверное, поэтому с нами связался о. Петр из Сум и рассказал о пяти пленных украинцах, которых держат «на губе» на территории военной российской базы с 2014 года, которая находиться в км 5-7 от границы напротив Ново-Азовска. Мы пытались проверить это, хотя и удалось не все». По мнению Владимира, речь идет о пограничниках, которые пропали в Луганской области 7 августа 2014 года. Среди пропавших тогда в районе села Дьяково Луганской области был курсант пограничной службы Сергей Мелешко, которого на протяжении трех с половиной лет не устает искать его невеста, Инна Манойленко. В 2015 году волонтеры- поисковики рассказали ей, что после того, как Сергей пропал во время выхода из “Должанского котла”, какое-то время он находился «у полевых командиров в районе Свердловска». Когда украинский консул А. Ковтун попытался узнать, могут ли где-либо на территории ростовской области содержаться задержанные украинцы, в Ростовском СИЗО ему дали официальный ответ: никаких данных об этом нет. «Однако неофициально добавили: их могут держать в отделении ФСБ Ростовского СИЗО, но туда никто не имеет доступа, даже надзиратели, которые работают в том же здании. К таким заключенным не допускают врачей, нет никаких записей о том, кто и где сидит, что пояснили так: это в практике ФСБ – не оставлять никаких электронных следов».

Родственники пропавших без вести, у которых были основания предполагать, что их мужей и сыновей моги вывезти в РФ, в мае 2015 года написали письмо правозащитникам РФ. Также они обратились к Уполномоченной по правам человека в России, Элле Памфиловой, к депутату Льву Шлосбергу, к российской «Миротворческой Миссии имени Генерала Лебедя» с просьбой помочь им узнать о судьбе пропавших близких. Фрагмент списка пропавших без вести и обращение родственников был опубликован на сайте «Открытая Россия» (https://openrussia.org/post/view/7333/ , https://openrussia.org/post/view/7334/) Предположение родственников и волонтеров о перемещении в Россию пропавших пленных было основано на том, что их телефоны время от времени включались, как показал биллинг, на территории РФ, Абхазии, Дагестана, Чечни, Осетии, а родственникам стали поступать звонки и сообщения с угрозами. По заверению родственников, одни звонившие были россиянами, у других был кавказский акцент, третьи прямо говорили, что ваш сын или муж в Чечне или в Абхазии, и вы их никогда не увидите. Глава «Миротворческой Миссии имени Генерала Лебедя» передал это письмо, как он сказал, президенту России «лично в руки», и тот тут же при нем отдал приказ разобраться в вопросе. В переданном списке, помимо имен пропавших без вести, были имена и тех, кому в РФ на тот момент уже были предъявлены обвинения или которых осудили – Н. Карпюк, С. Клых, С. Руднев. В июле 2015 года волонтеры и родственники пропавших без вести, а также, Уполномоченная по правам человека Украины Валерия Лутковская, получили официальный ответ из МВД РФ, в которых сообщалось, что те, чьи имена указаны в списке, в СИЗО РФ не содержатся, и никогда туда не поступали. По утверждению представителя МВД РФ, в Генпрокуратуре РФ не было данных и о тех, кому был вынесен приговор российским судом или предъявлено обвинение. Указанный в списке С. Руднев был осужден в России в апреле 2015 года, а Николаю Карпюку было предъявлено обвинение в 2014 году.

Украинский правозащитник Василий Ковальчук, бывший афганец, который имел тесные связи с афганцами РФ, в том же, 2015 году, обратился к своим бывшим сослуживцам с тем же списком. Он рассказывал, что по своим неофициальным каналам они смогли подтвердить имена тех, кто сейчас находится СИЗО РФ, выборочно уточнить места их содержания, и сами вызвались отработать процесс передачи пленных украинской стороне. По их словам, пленных украинцев содержат в российских СИЗО, некоторые находятся в тяжелом состоянии, а, значит, «их сами с радостью отдадут». Однако, когда история получила огласку, в Кремле было принято спешное решение пресечь активность российских афганцев. По просьбе волонтеров российская организация «Альтернатива», которая занимается борьбой с рабством, занялись поиском украинцев в РФ. Они нашли рабочих из Украины на шахтах под Ростовом и возле Снежного. По словам главы организации, Олега Мельникова, при поддержке украинских дипломатов им удалось вернуть в Украину четырех узников. Впоследствии, члены «Альтернативы» в Адыгее обнаружили российскую военную базу, где могли удерживать «задержанных», на территорию которой их, конечно же, не допустили.

На пресс-коференции мониторинговой миссии ОБСЕ в Киеве в 2015 году на вопрос, есть ли у них свежие данные о пленных, Владимир Щербов ответил: “Мы не употребляем этот термин, поскольку он применяется по отношению к международным вооруженным конфликтам. То, что происходит на востоке Украины, ООН не считает международным вооруженным конфликтом, это задержанные лица. Насколько мы понимаем, количество украинских военнослужащих, которые находятся под контролем вооруженных групп, относительно невелика. По нашим оценкам речь идет о десятках людей “. За два с половиной года ничего не изменилось в плане определения официального статуса удерживаемых «лиц». Взятые в плен на поле боя украинские военные до сих пор не имеют статуса военнопленных, и пока их будут считать заложниками или задержанными к ним не применимо ни одно международное соглашение. Война в Чечне не признана мировой общественностью войной, а пленные – пленными, поэтому, скорее всего, никто не сможет повлиять на их судьбы. Захваченных во время Чеченских войн чеченцев на протяжении вот уже двух десятков лет держат в российских тюрьмах. Сестра узника Адама, ложно обвиненного в терроризме, рассказывала, что допросы и пытки в них не прекращаются днем и ночью, а у умерших во время них переломаны и раздроблены кисти рук и ног, отрезаны уши, прожжены паяльником щеки и пятки, переломаны челюсти.

В начале войны в Украине первые пленные украинцы были найдены в Краснодарском крае и в Чечне, в Пятигорске и в Есентуках, первые показательные суды над ними состоялись в Грозном. Заложников режима отправляют в одни и те же специально приспособленные для проведения особого рода допросов с применением пыток места, где процесс выбивания признаний оттачивался десятилетиями. Возможно, заявление разведчика О. Мартынова о налаженном канале вывоза военнопленных в РФ и конвоировании их транзитом через РФ на Кавказ, а также заявление экс – узника «ДНР» Е. Чуднецова об особенной деятельности боевиков «Пятнашки», имеют конкретный смысл? Олег Панфилов, профессор Государственного университета Илии (Грузия), эксперт по Кавказу, автор статьи «Зачем в зоне АТО воюют абхазы и осетины?» говорит, что такое явление допустимо, и боевики «Пятнашки» могут в нем участвовать, хотя «сами абхазы у российских спецслужб и не считаются благонадежными».

Для справки. Что представляет собой ОПГ «Пятнашка» сейчас? 15-я интернациональная «бригада» «Пятнашка» – это одно из подразделений наемников на Донбассе, которое создали в 2014 году пятнадцать приезжих абхазов, и двое этнических армян из Абхазии. О. Панфилов связывает появление кавказских наемников на востоке Украины с призывом «российских патриотов», после которого в 20014 году на Донбасс рвануло огромное количество автомойщиков, охранников и «кидал». «Лидер «Пятнашки» Ахра Авидзба, появился на Донбассе в июле 2014 года, уже через два месяца он называл себя командиром интернациональной бригады «Пятнашка», до этого побывав боевиком в сводной бригаде «Царя» под командованием «министра обороны ДНР» Владимира Кононова. Через полгода, 20 февраля 2015 года, был награжден званием «Герой ДНР». «Пятнашка» вскоре пополнилась еще парой десяткой боевиков, среди них был уроженец Молдовы Егор Матковски, который после прохождения службы в молдавской армии работал в дорожной полиции, танцором в ночных клубах, потом уехал на Кавказ, «принял ислам». На Донбасс он приехал «потренироваться» перед поездкой в Сирию, где в июне 2017 года и погиб. 16 октября 2016 года в лифте жилого дома в Донецке был взорван «Моторола», Арсен Павлов, по слухам, это дело рук Авидзбы, который после взрыва исчез из Донецка. У «Пятнашки» появился новый командир – этнический осетин из Северной Осетии Олег Мамиев. На сегодняшний день Ахра Авидзба – руководитель отделения Общественной организации «Оплот Донбасса» в Шахтерске Донецкой области. Первые этнические осетины-наемники появились на Донбассе в составе батальона «Восток», который был укомплектован бывшими сотрудниками местных силовых структур – «Альфа» и «Беркут», а также выходцами из Осетии. Командиром «Востока» стал бывший командир донецкого подразделения «Альфа» Александр Ходаковский. Среди них был и брат Алана – Олег Мамиев («Мамай»), захвативший в 2016 году власть в «Пятнашке». Пока Ахра Авидзба скрывался, «Мамай» съездил в Москву на закрытое совещание Совета командиров Союза добровольцев Донбасса. Встреча прошла в присутствии помощника президента России Владислава Суркова. Теперь в «Пятнашке» главенствовали этнические осетины, у всех российские паспорта, все подчиняются одной цели: Москва, наконец, начала захват Украины и жаждала восстановления некоего подобия СССР. Нынешний командир «Пятнашки» Олег Мамиев заявил, что военные «ДНР» и «Южной Осетии» намерены развивать дальнейшее сотрудничество, в частности, речь идет о совместных учениях на территории обеих республик. Главный цхинвальский пропагандист Юрий Вазагов пояснил: «В свете того, что Украина и Грузия активно развивают военно-политическое сотрудничество, появление Бибилова на передовой в «ДНР» – это не просто жест, это означает, что Южная Осетия и «ДНР «развивают взаимодействие, в частности, военно-политическое. Кроме того, речь идет о поддержке тех добровольцев из Южной Осетии и Абхазии, которые воюют за независимость Донбасса».

Наблюдая за наемниками “Пятнашки», можно предположить, в случае, если они увозили пленных в РФ и на Кавказ, то это, скорее всего, не могло быть их личной инициативой, такой вывоз не мог быть не согласованным с кураторами из Кремля. Вероятнее всего, боевики «Пятнашки» знают, куда отправлялись конвои с людьми, которых видели на границе с Россией, или то, где сейчас находятся незаконно перемещенные на территорию РФ плененные, которых считают исчезнувшими. Как говорит Олег Панфилов, «скорее всего, российские спецслужбы используют боевиков «Пятнашки» как исполнителей. Поэтому, если в Абхазии есть украинцы, то они находятся в спецлагерях на территории одного из 26-ти военных городков Российской Армии».

http://www.east-ua.com/news/ischezayushchie