Дагестан против «варягов»

Сообщения из Дагестана все чаще стали напоминать сообщения с фронта – после масштабных проверок в феврале открыто более 70 административных и уголовных дел. В минувшее воскресенье был задержан полковник управления уголовного розыска Хайбула Ибнухаджаров, а новый глава Минимущества Екатерина Толстикова уволила сотрудника после совершения намаза.

36-летняя уроженка Севастополя, москвичка Екатерина Толстикова была назначена министром по земельным и имущественным отношениям и вице-премьером – одновременно с другими «варягами» – после того как ФСБ задержала большое количество чиновников, прежде всего из руководства правительства Дагестана.

Теперь в дагестанском правительстве несколько «варягов», занимающих ключевые посты:

председателем правительства с 7 февраля является Артем Здунов, уроженец Казани, прибыл с должности министра экономики Татарстана, которую занимал последние три с половиной года;
10 февраля назначен новым прокурором Дагестана Денис Попов, переехавший из Хакасии. Указом президента России Попов был назначен на должность прокурора республики сроком сразу на пять лет.

Ожидается, что из Москвы будет назначен и глава Верховного суда республики.

Предыдущий прокурор Рамазан Шахнавазов был утвержден в 2013 году после нескольких лет работы в Нижегородской области, заменив Андрея Назарова, который, в свою очередь, без скандалов был переведен в Башкортостан. Теперь, как сообщается, Рамазан Шахнавазов «в результате проверки, проведенной Генпрокуратурой Российской Федерации», ушел в отставку в феврале 2018 года. Как написало махачкалинское издание «Черновик», «по сути дела, Рамазан Шахнавазов, обладая огромными полномочиями, на деле использовал их, скажем так, весьма избирательно. Пользуясь доверием бывшего главы Дагестана Рамазана Абдулатипова, Шахнавазов, конечно же, выполнял работу, но нередко по-настоящему важные и громкие дела, фигурантами которых могли оказаться высокопоставленные республиканские чины, либо не затрагивались вовсе, либо растворялись в массе второстепенных. На этом фоне происходили процессы внутриведомственного характера, в которых прослеживалась личная заинтересованность прокурора Дагестана».

В правительстве Дагестана все остальные министры – местные, но находятся они при должностях как временно исполняющие обязанности, пока Кремль не завершил свою операцию по зачистке

Журналисты пишут, что в какой-то степени на добровольную отставку могла повлиять история с сыном прокурора Артуром Шахнавазовым, который мечтал стать республиканским депутатом и стал им, благодаря расположенности бывшего главы республики Рамазана Абдулатипова. Видимо, следуя традициям преемственности, нового прокурора Попова прислали из Москвы по согласованию с главой республики Владимиром Васильевым. Но главный принцип новой кремлевской политики в отношении важных постов соблюден – любой, только не местный. Теперь в правительстве Дагестана все остальные министры – местные, но находятся они при должностях как временно исполняющие обязанности, пока Кремль не завершил свою операцию по зачистке.

Очередное дело было начато на днях, когда пресс-служба МВД по Дагестану сообщила, что служба собственной безопасности совместно с сотрудниками УФСБ выявила факт финансовых нарушений в управлении уголовного розыска: «Установлено, что в 2016 году два сотрудника МВД по Республике Дагестан предоставили фиктивные отчетные документы, на основании которых незаконно получили денежные средства, компенсирующие расходы, связанные с выездом в служебную командировку». Назначено проведение служебной проверки, решается вопрос об увольнении данных сотрудников.

Кроме ставших привычными скандалов, связанных с финансовыми нарушениями или превышением служебных полномочий, начал разгораться еще один, который пока пытаются затушить разного рода интерпретациями, но он может реально выплеснуться в большой и неприятный конфликт. В минувшую пятницу сотрудники Министерства по земельным и имущественным отношениям распространили заявление. Как говорится в документе, «новый руководитель министерства с первых дней ее работы относится к ним негативно и по-хамски». Работники министерства отмечают, что как только Толстикова появилась на работе, она сделала объявление, чтобы работники молились у себя дома, запретила в пятницу отлучаться на пятничную молитву, а несогласным предложила писать заявление об уходе.

Оказалось, что при прежнем руководстве министерства в здании была оборудована молельная комната по примеру российских учреждений, где, с благословения патриарха и молчаливого согласия российского президента, появились часовни и даже храмы. Новый министр увидела сотрудника охраны министерства, который шел после совершения омовения, и распорядилась его уволить. Написавшие заявление коллеги напомнили, что новый министр нарушает «статью 28 Конституции РФ, согласно которой каждому гарантируется свобода вероисповедания, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».

Махачкалинский телеканал ННТ распространил репортаж о том, что собравшиеся на стихийный митинг сотрудники министерства потребовали от Владимира Васильева увольнения Толстиковой, которая до настоящего времени так и не разъяснила коллективу, в каком режиме они должны работать, не представив новую программу. Судя по всему, случай с увольнением охранника стал лишь причиной для бунта министерства, однако в социальных сетях продолжается бурное обсуждение в связи с закрытием молельной комнаты в министерстве и запрета молиться в пятницу. Комментарии самые разные: от снисходительных «уволить» до более радикальных – «зачем нам чужаки». Дальнейшее развитие истории будет зависеть от того, как поведет себя Владимир Васильев и сама Толстикова, захотят ли они разговаривать с населением и искать компромиссы. В конце концов, среди комментариев есть и вполне ожидаемые – «пусть попробует такое сделать в Чечне».

Для желающих использовать «исламскую карту» будет достаточно сравнения с привилегированной соседней Чечней, где Рамзан Кадыров строит новые мечети, а в Дагестане молельная комната стала объектом раздора

Действительно, для желающих использовать «исламскую карту» будет достаточно сравнения с привилегированной соседней Чечней, где Рамзан Кадыров сам выступает чуть ли не в роли имама, строит новые мечети, на которые Кремль выделяет огромные деньги, а в Дагестане молельная комната стала объектом раздора. Хорошо, что Дагестан – многонациональная республика, в которой живет несколько десятков коренных народов и народностей и в которой давно выработаны свои правила межэтнического общения. Однако более 90 процентов жителей – мусульмане, которые хотя и относят себя к разным тарикатам, но от исполнения основных пяти столпов ислама их вряд ли кто сможет оторвать.

Ситуация очень похожа на ту, которая складывалась в 1994 году в отношении Чечни, когда конфликтологи предлагали свои услуги Борису Ельцину, чтобы отговорить его от войны на Северном Кавказе, которая обернется радикализацией населения. Так и случилось, а новая ситуация в Дагестане – еще одно подтверждение тому, что в России упорно любят наступать на собственные грабли, не обращая внимания на национальные, ментальные и религиозные особенности населения. Даже если дагестанцы и будут себя сдерживать в отношении «варягов», посягающих на их священное право исполнять долг мусульманина, всегда найдутся радикалы, которые будут эту историю раздувать. И раздуют, как это всегда происходит там, куда ступает сапог российского завоевателя.

Владимир Васильев сейчас разъезжает по Дагестану в генеральском мундире, увешанный орденами и медалями, полагая, что золотые погоны придадут его персоне большее уважение, забывая, что всего 150 лет назад закончилась Кавказская война, а если учитывать особенности тлеющего конфликта в Чечне, то она продолжается до сих пор. Дагестанцы могут с уважением разглядывать ордена генерала Васильева, среди которых есть и за боевые заслуги. «А на территории России боевые заслуги можно было получить только в Чечне, убивая мусульман», – так уже пишут в комментариях в социальных сетях.

Еще одна аналогия – с так называемым «хлопковым делом», когда за девять лет до развала Советского Союза Генеральная прокуратура СССР послала в Узбекистан следственную группу под руководством Тельмана Гдляна и Николая Иванова. В начале января 1983 года новый глава СССР Юрий Андропов сделал Первому секретарю ЦК Компартии Узбекистана Шарафу Рашидову устный выговор, фактически означавший предложение о добровольной отставке. Однако Рашидов в отставку не ушел. Вскоре он умер и был похоронен в центре Ташкента, а следственная группа стала обнаруживать тайники с огромными суммами денег, сотни килограммов золота и ювелирных украшений. Были приговорены к различным срокам десятки чиновников, начиная с Первого секретаря ЦК Компартии Узбекистана Усманходжаева, и даже зятя Леонида Брежнева генерала Чурбанова, нескольких генералов и высших офицеров МВД Узбекской ССР.

Ситуация в Дагестане – еще одно подтверждение тому, что в России упорно любят наступать на собственные грабли, не обращая внимания на национальные, ментальные и религиозные особенности населения

Помните, чем все тогда закончилось? Возбуждением уголовного дела против следователей Гдляна и Иванова по обвинению «в нарушениях законности при проведении расследований в Узбекистане». Их спасло только то, что они к тому времени уже были депутатами Верховного Совета СССР. Злорадство тех, кого они ловили на преступлениях, было победой системы над двумя советскими «Дон Кихотами», которые взяли на себя смелость хотя бы сказать, что в СССР воровали все, кто мог и кто хотел. Примерно так, как сейчас в России, правопреемнице СССР. Сохранилась та же коррупция, живы основоположники и активные создатели той советской системы. Даже Рамазан Абдулатипов, который кичился своей честностью, был не против пристроить своих родственников на государственную службу.

Сейчас в Дагестане идет бурное обсуждение первых шагов «варягов». Примерно так, как это в свое время происходило в Казахской ССР, куда вместо Динмухамеда Кунаева был прислан из Ульяновска «варяг» Геннадий Колбин. Вряд ли Дагестан быстро воспротивится нашествию «чужаков», но дагестанцы уже высказывают предположение, что вся эта операция закончится 19 марта, сразу же после того, как новым президентом России станет опять Владимир Путин. Себя же они называют жертвой эксперимента – кому-то же надо отвечать за всероссийскую коррупцию, за ту систему, против которой пытались бороться Тельман Гдлян и Николай Иванов. Дагестанцы не скрывают, что если в ближайшие месяцы они не увидят улучшения жизни, то окончательно поймут, что Кремль над ними в очередной раз издевается, а операция была придумана исключительно для предвыборной кампании.

https://ru.krymr.com/a/29071203.html