Близнецы-братья

Если отмести некоторые нюансы (например, Порошенко знает украинский, а Путин не знает, зато знает немецкий, которого Порошенко не знает), то Порошенко – копия Путина, та же мнительность, то же самолюбование, тот же страх перед оппозицией, то же шапкозакидательство, та же коррупция, то же окружение из олигархов, скорее всего, и конец будет тот же, в Украине быстрее, украинцы – не русские.

Пройдусь по пунктам

Мнительность. Мнительность свойственна многим людям с неустойчивой психикой и неспокойной совестью. Из древних героев мнительностью страдал, к примеру Калигула, официально – Гай Юлий Цезарь Август Германик. Впрочем, мнительность – это свойство характера диктаторов, у которых остатки совести грызут сомнения, а так же не дают спокойно жить из-за огромного количества врагов, которые подбираются к креслу, чтобы столкнуть правителя и самим усесться в него. Мнительность и подозрительность два родственных состояния: Путин ненавидит всех, Порошенко еще может и кого-то любить, но их все меньше и меньше, причина банальна – Путин диктатором служит почти 19 лет, с августа 1999 года, Порошенко всего четыре неполных года.

Самолюбование. Это состояние тоже любимое диктаторами. Поскольку у Путина мал росточек, то самолюбование ограничено постановочными фотографиями, зато выигрывает за счет постановочных подвигов – ныряние за музейными амфорами, летание с глухонемыми стерхами или держание бумажного пакета во время бреющего полета на истребителе. У Порошенко самолюбование выигрывает за счет грузной фигуры и улыбки, которую он скорее всего считает искренней, у других она называется натужной и даже скабрезной по отношению к vis-à-vis. Порой кажется, что у него что-то происходит в организме, но должность обязывает не бежать по надобности, а продолжать пожимать руки и кивать головой. Пиар-технологи уже научили Порошенко крутить фигурой, медленно разворачивать тело, показывая дородность положения и устойчивость. Щербатость улыбки немного портит впечатление, но когда вспоминаешь о его доходах, то и щербатость сама собой исчезает. Частью самолюбования можно считать доверительную информацию, переданную порохоботам о том, сколько Порошенко потратил на армию из “собственного кармана”, при этом не объясняя, насколько это законно.

Страх перед оппозицией. Для любого диктатора оппозиция – враг, враг подлый и коварный, потому что согласно Конституции она, эта мерзкая оппозиция, имеет право на занимание любимого и пригретого кресла. Путин поступил сразу так, что оппозиция или заткнулась, или бежала, или села – куда надо и надолго. Для Порошенко, который сам себя считает европейцем, оппозиция не менее подлая, но поскольку он большую часть жизни провел с финансами, а не с отчетами в КГБ СССР, то оппозицию боится больше всего на свете. К тому же, большие деньги всегда помогали людей покупать или продавать, как и с частью меркантильной оппозиции, а с политической оппозицией сложнее – она не точно не продается, а еще и хочет оппонента посадить в тюрьму за те же самые деньги. Если бы Путин и Порошенко проводили еженедельные семинары по профессиональному обмену опытом, то обучение Порошенко проходило бы быстрее, но тогда на Мальдивы не полетаешь, могут и санкции вломить за преследование оппозиции.

Шапкозакидательство. Шапкозакидательство известно давно, этим состоянием пропаганды страдали многие диктаторы: поднаторел Сталин, до него чуть-чуть Ленин, а больше всего – Брежнев. Шапкозакидательство – это крайняя степень вранья, когда желаемое выдается за действительное. Для Путина оно естественное, генетическое и для Порошенко – тоже, поскольку вырос он в коммунистической семье, где читали материалы съездов КПСС, а может даже и вслух, и даже в присутствии детей. Шапкозакидательством Порошенко стал заниматься давно, в должности кандидата в президенты и президентом – недавно, но отчаянно. Говорил и про хорошую жизнь, и про отличные зарпалаты, и про пенсии и тарифы. Особливо, про демократию – мол, вот стану президентом – и будет демократия. теперь – ежедневно о том, как он победит Россию, в ответ на слова Путина, что Украина – это ничто. Так они и кидают друг другу шапки – занятие может и веселое, но абсолютно бесперспективное.

Коррупция. Там где есть деньги, есть и коррупция – мудрость, который может сочинить кто угодно. там где есть большие деньги, там коррупция цветет и процветает. Путину было легко – нефть рекой, газ – трубами, деньги текли бурным потоком, как тут не пристроить родственников, одноклассников, однокурсников и сослуживцев, а те – своих родственников, и так далее. Для Путина, как продолжателя славных дел питомцев Феликса Эдмундовича, как говорят коллеги, было бы “западло” не поддержать близких. Для Порошенко, как человека бизнеса, так же важно поддержать послушных коллег, чтобы они “и себе, и близким”. Коррупция – это мафия, а украинская мафия – это и министры, и депутаты, и партийные функционеры. Если коррупцию разрушить, то рухнет все – замки и виллы, бассены и площадки для гольфа, теннисные корты и дорогие автомобили, самолеты и вертолеты, и тогда настанет ужас для Украины, которая привыкла жить при коррупции и найти украинца, который когда-либо не давал взятки, так же сложно, как голубоглазого африканца. Коррупции не бывает элитной или в подворотне, это как пирамида Маслоу – когда деньги передаются через этажи власти наверх, на Банковую.

Олигархическое окружение. Коррупция – для многих, олигархическое окружение – только для избранных. В самом деле, не позовешь же с улицы деда Тараса или дядю Миколу, чтобы поговорить с ним о природе, о Трампе и Меркель, о живописи или качестве китайского ширпотреба, для этого надо звать близкого человека, и чтобы он приехал на собственном Rolls-Royce`e или прилететь на собственном Robinson`e. Олигархическое окружение – это семья, а в семье должны быть доверительные отношения – один отвечает за нефть, другой – за уголь, третий – за электричество, четвертый контролирует производство сахара. Иного понимания государства ни у Путина, ни у Порошенко нет.

Стоит добавить еще несколько, что сближает Путина и Порошенко – цензура и пропаганда, желание контролировать инакомыслящих:

Цензура и пропаганда. 14 января 2015 года Кабинет Министров Украины принял Постановление «Вопросы деятельности Министерства информационной политики Украины», в соответствии с которым создано Министерство информационной политики Украины. То есть, меньше года после того, как Порошенко подписал Соглашение об Ассоциации с ЕС, которое, кроме прочего, подразумевает соблюдение принципов свободы слова и свободы мнений. Порошенко решил повторить подвиг Путина, который подобного соглашения не подписывал. Путин просто подписал, кстати, с тем же временным промежутком, в сентябре 2000 года, то есть, спустя полгода как стал президентом РФ, Доктрину информационной безопасности. Согласно Доктрине, в России восстанавливается государственный контроль за СМИ и возрождение советских традиций цензуры и пропаганды. Порошенко решил поступить еще сложнее – учредил для этого новую государственную структуру, которуе довольно быстро стали называть или МинСтець, или “министерством правды”. В чем состоит информационная безопасность Украины так и не понятно: если кто-то произнесет слово “война”, то его легко спросить – “война уже объявлена?” Со временем, особенно последний год в Украине резко увеличилось число избитых журналистов, преследование редакций СМИ, существует негласный “черный список”, согласно которому к эфиру не подпускаются оппозиционные деятели, которых боится власть. Зато подпускаются те, кто от души напишет, что “коррупция – это не страшно”, или даже, что “коррупция – это благо для Украины”.

“Интеллигенция – го#но нации” (Ленин). Ленин так писал в своем письме пролетарскому писателю Горькому, 15 сентября 1919 года. Тех, кого считали го#ном потом посадили на пароходы и отправили восвояси, других расстреляли или отправили в ГУЛАГ, остальные высунули языки и стали усиленно любить советскую власть и любимых вождей. Так же поступил Путин – вначале купил, потом пригрозил, кое кого убил, остальные перешли в иное состояние, называемым лизоблюдством. Поскольку Украина тоже была частью СССР, то и часть интеллигенции так же оказалось приручаемой, как и журналисты. У Порошенко практически такое же отношения к творческим людям, как и у Путина: Ада Роговцева не ругает Порошенко – вот ей орден на грудь, Степан Хмара ругает – накакого ордена, да “и вообще кто он такой”. В этом Путин и Порошенко никак не отличаются, и это относится даже не столько к интеллигенции, а ко всем, кто может что-то нехорошее сказать о вожде. Как Савченко – получила звание Героя Украины, а теперь инженер-элетротехник в должности Генерального прокурора грозит ее посадить в тюрьму.

Ну и последнее – Верховная Рада назначила уполномоченным по правам человека народного депутата из фракции «Народный фронт» Людмилу Денисову, то есть из партии власти. Браво, Петро Олексійович, только почему не генерал-майор, как у Путина?

https://enigma.club/articles/bliznetsy_bratya