Тупик в переговорах о российской оккупации Грузии

43-й раунд Женевских дискуссий по безопасности на Южном Кавказе в минувшую среду закончился безрезультатно – участники не смогли договориться о неприменении силы в регионе. Главным камнем преткновения стало отсутствие компромисса, который ставит под сомнение целесообразность ведения переговоров.

Дискуссии открыли 15 октября 2008 года (в соответствии с договоренностями Медведева – Саркози от 12 августа и 8 сентября 2008 года) – после российской агрессии в Грузии. В качестве сторон участвуют Грузия, Россия и США, на уровне неофициальных делегатов – Абхазия и «Южная Осетия», сопредседатели консультаций – ЕС, ООН и ОБСЕ. Десять лет переговоров ощутимых результатов не принесли. И все же грузинская сторона считает, что в отсутствие дипломатических отношений с Россией, разорванных 2 сентября 2008 года, Женевские переговоры – это единственная возможность говорить с Кремлем.

Грузия считает, что Женевские переговоры – это единственная возможность говорить с Кремлем

Для делегаций «на приставных стульчиках» из Сухуми и Цхинвали Женевские переговоры – это, во-первых, неплохая возможность съездить в Швейцарию за российский счет, а во-вторых, лишний раз устроить пропагандистское шоу на своих телеканалах о том, что абхазская и «южноосетинская» делегации дискутируют на равных с американцами и россиянами, что абсолютная ложь, иначе Тбилиси пришлось бы признать их «независимость». К тому же, российская делегация – а ее всегда возглавляет заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин – не скрывает, что отстаивает сторону своих сателлитов, которых захватили еще в 1993 году, а в 2008-м признали «независимыми государствами».

Еще одним важный вопрос для Тбилиси – гибель 35-го отставного военного Арчила Татунашвили: его задержали 22 февраля в родном доме на оккупированной территории Ахалгорского района, отвезли в Цхинвали, а затем, как утверждает грузинская сторона, его убили. В Цхинвали убеждают, что он пытался бежать, упал с лестницы и умер от сердечного приступа. Целый месяц власти Грузии требовали выдать тело Татунашвили, к требованиям подключились западные страны и международные организации. Тело выдали 20 марта, после отговорок о поведении экспертизы. Грузинские специалисты, проводившие свою экспертизу, заявили о многочисленных следах пыток.

Это был не первый случай убийства сепаратистами грузинских граждан. В июне 2014 года ​в Ахалгорском районе сотрудники югоосетинской милиции задержали 19-летнего Давида Башарули, а через полгода его тело нашли повешенным на дереве. В мае 2016-го в селе Хурча абхазский пограничник Рашид Канджи-оглы убил Гиги Отхозориа. Почти каждую неделю, а иногда и чаще, российские пограничники в зоне, прилегающей к оккупированной территории, задерживают граждан Грузии. Все это свидетельствует о том, что именно Россия причастна к проблемам региона.

Очередному раунду Женевских переговоров предшествовало еще одно событие – открытое письмо грузинского премьер-министра Гиорги Квирикашвили. Не только оппозиция, но и сторонники правящей «Грузинской мечты» расценили его как соглашательское и унижающее страну. Ситуацию пытались спасти приближенные к партии власти политологи и ближайшие соратники из бывших коммунистов, которые по-прежнему считают Россию центром мироздания.

Сблизить Россию и Грузию не получилось, и вряд ли это возможно в ближайшие годы

Радости не скрывала и Москва, увидевшая в обращении премьер-министра если не соглашательский тон, то заискивающий «перед величием России». Сухуми и Цхинвали тоже не скрывали ожидания – если бы Тбилиси сел за стол переговоров с марионеточными режимами оккупированных Абхазии и «Южной Осетии», это означало бы признание Грузией их независимости. Похоже, что в истории причин появления «Грузинской мечты» можно поставить точку – сблизить обе станы не получилось – и вряд ли при агрессивной политике Кремля это возможно в ближайшие годы.

Грузинский аналитик Димитри Авалиани напоминает о том, как и зачем появилась «Грузинская мечта»:

«Грзинская мечта» смягчила риторику по отношению России
Димитри Авалиани

«Еще в ноябре 2011 года в одном из интервью Бидзина Иванишвили заявил, что власть «допустила серьезную стратегическую ошибку», поскольку не признает абхазов и осетин стороной конфликта. Иванишвили утверждал также, будто требование «признать сторонами» Абхазию и Южную Осетию было рекомендацией комиссии Тальявини, а это неправильно. Одним из главных вопросов в предвыборной риторике «мечты» было возложение ответственности за начало войны 2008 года полностью на прежнюю власть. А также обвинение предыдущей власти в том, что из-за ее «безрассудности» страна потеряла российский рынок. «Грузинская мечта» обещала избирателям как возвращение на российский рынок, и тем самым достижение экономического благоденствия, так и урегулирование конфликтов, и восстановление территориальной целостности путем переговоров с Россией. На одной из встреч с беженцами Иванишвили обещал также профинансировать строительство новых домов для них в Абхазии. После прихода к власти «мечта» принялась за «урегулирование» отношений с Россией. Первым шагом стало создание нового двухстороннего формата, в рамках которого параллельно уже существующему формату международных женевских переговоров начались переговоры на экономические, культурные, и гуманитарные вопросы без международных посредников». «Мечта» смягчила риторику по отношению России. «Почему я должен критиковать Путина, когда у нас есть Саакашвили. Где логика?» – заявил Иванишвили в одном из интервью».

Россия не просто не вывела свои войска из оккупированных территорий – она ввела новые, более крупные подразделения

Все 43 раунда Женевских переговоров было топтанием на месте, а точнее – игнорированием пунктов Соглашения Медведева-Саркози, каких-то – частично, каких-то – полностью. Российская сторона в целом не выполняет 5-й пункт: «Вооруженные силы России выводятся на линию, предшествующую началу боевых действий». Россия не просто не вывела свои войска из оккупированных территорий – она ввела новые, более крупные подразделения, создав на территории Абхазии 26 военных баз и городков, а также части дислокации пограничных войск ФСБ. В «Южной Осетии» подразделения незаконных, с точки зрения Конституции Грузии, военных формирований входят в состав российских вооруженных сил.

Понятно, что 1-й пункт – «Не прибегать к использованию силы» – лишь прикрытие для Кремля. Все эти десять лет, что от Грузии требовали принятия обязательства о неприменении силы, Россия наращивала свое военное присутствие в Абхазии и «Южной Осетии».

В очередной раз обнаружилась российская подлость. «План Медведева-Саркози» был принят на встрече президентов России и Франции – Дмитрия Медведева и Николя Саркози во время переговоров в Москве 12 августа 2008 года. 14 августа план подписали «президенты Абхазии и Южной Осетии» на встрече с Медведевым в Кремле, 15 августа – президент Грузии Михеил Саакашвили, 16 августа – президент России Дмитрий Медведев. А уже 26 августа Россия официально признала «независимость» оккупированных территорий, даже не приступив к выполнению Соглашения.

В последующие два года, в 2008-2009-е, «независимость» Абхазии и «Южной Осетии» признали Никарагуа, Венесуэла и Науру, а также «Сахарская Арабская Демократическая Республика», «Луганская народная Республика», «Донецкая народная Республика», «Нагорно-Карабахская Республика», «Приднестровская Молдавская Республика», «Гагаузская автономия Молдавии», «Республика Сербская Краина», террористические организации «Хамас» и «Хизбалла». Судя по этому, пророссийские политики и левацкие организации в разных странах поддерживают отношения с властями оккупированных территорий.

На переговорах в Женеве грузинская делегация предложила своеобразный компромисс – обеим сторонам – России и Грузии сделать устное заявление о неприменении силы. Заместитель главы МИД Грузии Давид Дондуа заявлял тогда, что заявление имело бы не юридическую силу, а лишь дипломатическую, и при этом принятие документа ни в коей мере не означало бы легитимацию сухумских и цхинвальских властей и не отменяло бы требований к Москве взять на себя юридические обязательства о ненападении. Это предложение выглядело как уступка, но, с другой стороны, как попытка получить хотя бы такое подтверждение России выполнять Соглашение десятилетней давности.

Сложно сказать на что надеялся Давид Дондуа: письменные договоры Россия не выполняет, а устные и подавно не имеют юридической силы. «По поводу неприменению силы Россия всячески уклонялась от конструктивного обсуждения, и это было сделано потому, что она поставила под вопрос те фундаментальные принципы, на которых основываются Женевские дискуссии, то есть речь идет соглашении о прекращении огня, которое было подписано 12 августа 2008 года и которое было достигнуто при медиаторстве Евросоюза. После всего этого было сложно вести предметное обсуждение в связи с единым заявлением, так что, на этом раунде мы ничем не продвинулись вперед», – заявил по завершении переговоров Давид Дондуа.

Следующий раунд переговоров проведут в июне 2018 года. Пока же Грузия столкнулась с абсолютным нежеланием России менять ситуацию – Москва по-прежнему финансирует марионеточные режимы и контролирует их силовые структуры.«КГБ Южной Осетии» с 30 июля 2017 года руководит российский полковник Михаил Шабанов – это ведомство с 2005-го возглавляют россияне. «Начальником Генерального штаба и первым заместителем министра обороны Вооруженных Сил Абхазии» в мае 2015 года назначили генерал-лейтенанта Вооруженных сил России Анатолий Хрулева – в 2008 году он командовал 58-й российской армией, которая пыталась захватить Грузию, а теперь получил звание «генерал-полковник» и стал абхазским военачальником.

Если Россия таким образом укрепляется на оккупированных территориях, то о каких переговорах может идти речь?

https://ru.krymr.com/a/29134813.html