Грузия, сепаратисты и таможня

В 1995 году Россия поплатилась за свою имперскую политику: она решила стать членом Всемирной торговой организации, но для этого должна была получить согласие всех стран-членов ВТО. Многие согласились сразу, часть – через какое-то время. На пути в ВТО осталось главное препятствие – Грузия, которая ставила условием возвращение оккупированных территорий. 5 октября 2010 года пресс-спикер президента Грузии Саакашвили заявила, что позиция государства по вопросу вступления России в ВТО остается «неизменной», и Грузия не сможет поддержать это решение «до тех пор, пока не будут выполнены те условия, которые выдвигают власти Грузии, в том числе это касается темы таможенно-пропускных пунктов и целого спектра тех вопросов и проблем, которые существуют между Грузией и Россией». Главным требованием Грузии в связи с принятием России в ВТО стала легализация двух нелегальных КПП: «Псоу» (Абхазия) и «Нижний Заромаг» (Цхинвальский регион).

Поскольку между Грузией и Россией со 2 сентября 2008 года нет дипломатических отношений, то посредником выступила Швейцария. Наконец, 9 ноября 2011 года в Женеве были подписаны документы, согласно которым при посредничестве Швейцарии Грузия и Россия договорились, что к аудиту будут привлекаться независимые компании, которые будут передавать информацию в интегрированную базу данных ВТО. Эти требования предъявлялись к России еще в 2005 году, однако в Кремле, как всегда, надеялись, что их проблемы сами собой рассосутся, и Грузия станет покладистой. А поскольку этого не произошло, то Кремль был вынужден на этот раз согласиться, чтобы швейцарская компания вела мониторинг перевозимых через оккупированные территории грузов.

Кажется, что ВТО пошла на уступки Грузии, хотя приоритетом международной организации была Россия с ее огромной территорией и рынком, а на потенциальное невыполнение обязательств никто не стал обращать внимание. Вернуть территории при условии затягивания вступления России в ВТО было делом бессмысленным, поэтому установление хотя бы контроля за передвижением грузов на оккупированных территориях стало приоритетом для Тбилиси. К тому времени, после войны в августе 2008 года, Россия признала Абхазию и «Южную Осетию» (по Конституции Грузии – Цхинвальский регион) «независимыми государствами». Во-первых, Грузия еще раз подчеркнула, что не признает эту «независимость», поэтому переговоры о вступлении России в ВТО ведет с оккупантом. Во-вторых, формально Грузия получила контроль за передвижением грузов.

Установление хотя бы контроля за передвижением грузов на оккупированных территориях стало приоритетом для Тбилиси

Однако на самом деле проблемой транспортных коридоров – больше или главным образом – обеспокоена, помимо России, Армения, которая с начала 1990-х годов оказалась в положении пророссийского анклава на Южной Кавказе. У Армении нет общей границы с Россией, единственное, что их связывает, – это автомобильная дорога через КПП «Верхний Ларс» на севере Грузии. Дорога горная, сложная, зимой часто засыпается снегом, периодически происходят обвалы горных склонов, с ноября по февраль периодически закрывается на расчистку полотна. В Армении эту дорогу называют «дорогой жизни» – по ней везут грузы, обеспечивающие работу промышленности и вывоз экспортной продукции. Дорога через Иран малоэффективная, по ней в основном перевозится в Армению топливо. Еще одна дорога, связывающая Армению с внешним миром, – грузинский порт Поти, принимающий грузы, которые затем на автомобилях развозятся в армянские города.

Для России Армения – важный геополитический партнер, который позволяет находиться на территории страны 102-й российской военной базе, а также российским пограничникам. Во многом расположение этой базы гарантирует Еревану спокойствие в Карабахе, который, в свою очередь, стал предметом шантажа для Баку. Самолетами много не навозишь, поэтому Армения и Россия нуждаются в стабильном транспортном коридоре. После того как «Единое национальное движение» (партия Саакашвили) проиграло в 2012 году парламентские выборы, в Москве и Ереване воспарили духом, считая, что российский олигарх Иванишвили, ставший премьер-министром Грузии, восстановит железнодорожное движение через Абхазию. Там железная дорога уже была готова – она была восстановлена еще весной 2008 года, перед войной, которая ставила целью взятие под контроль всей территории Грузии и восстановление российского статус-кво, включая транспортное воссоединение с Арменией.

Однако для России случилось неприятное – желание Москвы и нескольких пророссийских грузинских политиков было отвергнуто большинством грузинской политической элиты и населения страны. К тому же признание железнодорожного коридора ставило бы Абхазию в положение субъекта международного права, на что Тбилиси никогда не пойдет. Когда в Москве поняли, что они зря восстанавливали абхазский участок железной дороги, то вынуждены были согласиться на требование Тбилиси – открыть два новых транспортных коридора и установить контроль за грузом, перевозимым автомобилями через Абхазию и «Южную Осетию». Москва поставила свою подпись под договором еще в 2011 году, но до сих пор ничего не сделала, чтобы выполнить условие Грузии.

И вот, после многочисленных реверансов и обоюдных обвинений, 18 мая состоялось подписание соглашения между правительством России и Федеральным советом Швейцарской Конфедерации о реализации соглашения между Россией и Грузией об основных принципах механизма таможенного администрирования и мониторинга торговли товарами в отношении учреждения трастового фонда, а также государственного контракта между правительством России и компанией SGS Société Générale de Surveillance SA. Грузия добилась своего, но в Сухуми и Цхинвали это не понравилось, там стали говорить о том, что Абхазия и «Южная Осетия» должны были участвовать в подготовке и подписании соглашения. В сухумских СМИ стали появляться публикации, критикующие соглашение, после чего «посол» России в Абхазии Алексей Двинянин выступил с разъяснениями:

«…Хочу ответственно заявить, что не вижу никаких оснований для беспокойства граждан Республики Абхазия. Во-первых, соглашение никоим образом не ущемляет национальные интересы независимой Республики Абхазия. Таможенные терминалы, в которых, предполагается, будут находиться швейцарские наблюдатели, расположены строго на территории России и Грузии… Меня, возможно, как нового посла России в Абхазии, честно говоря, удивили некоторые недружественные пассажи в ряде местных публикаций. К примеру, с неудовольствием говорилось о неучастии абхазской стороны в подготовке соглашения от 2011 года. Извините, но по всем нормам и принципам международного права двусторонние соглашения на то и являются двусторонними, что в них участвуют только те две стороны, интересы которых затрагиваются».

Однако разъяснения не возымели должного удовлетворения, и страсти разгорелись снова. В Фейсбуке, который остается свободной информационной площадкой, стали появляться если не антироссийские комментарии, то вполне близкие к разочарованию Кремлем.

Ситуация с соглашением – не единственный, но очень болезненный случай, когда жители оккупированной Абхазии наконец поняли, что их «независимость» – фикция

Лаша Зухба: «А нас не спросили! Результат политики «на локтях», проводимой Хаджимба и его окружением. Дальше – больше. Что должно вывести вас из дома?»

Зарина Ка: «Нас не сдадут. Иначе они получат новую старую горячую точку. Они- это все. Без исключений».

Кот Патриот: «Сколько можно возмущаться и делать вид, что мы что-то представляем из себя, как государство. Большой хр..н, если не сказать правильней, забили на нас и те, и другие. Нет у нас государства, как такового. Есть народ несчастный, без мамы, без папы».

Игорь Сурманидзе: «Я почитал интервью посла России агентству Спутник. При всем уважении к Послу и России, меня, как гражданина Абхазии возмутил пренебрежительный тон дипломата. Считаю, что господину Двиняну не стоило таким тоном разговаривать с абхазами, которые всегда с уважением относились и относятся к России. Тем более в самом начале его деятельности в Абхазии».

Ситуация с соглашением – не единственный, но очень болезненный случай, когда жители оккупированной Абхазии наконец поняли, что их «независимость» – фикция, всего лишь приятная отговорка для населения, чтобы оно продолжало верить Кремлю. Абхазы поняли, что они просто население на территории, которая нужна России для размещения своих войск, а также для перемещения своих грузов. Никаких благ для абхазов соглашение не принесет, разве что даст работу нескольким десяткам человек, которые будут ухаживать за дорогой.

Новое правительство Армении пока никак не отреагировало на соглашение и возможность пользоваться двумя новыми транспортными коридорами. Известно лишь, что вопрос открытия альтернативных маршрутов из России в Армению по территории Грузии обсуждался на встрече армянского премьера Никола Пашиняна с Владимиром Путиным в Сочи 14 мая. Об этом на своей странице в Фейсбуке сообщил вице-премьер Армении Тигран Авинян. Сам Пашинян после избрания премьер-министром заявил Общественному телевидению Грузии: «Грузия является для нас дружественной страной. Братские отношения Армении с Грузией должны развиваться, поскольку мы являемся братскими странами и партнерами. В программе нашей партии «Гражданский договор» Грузия имеет решающую роль для Армении. Думаю, что наши отношения должны быть выше геополитических факторов и влияний, которые, к сожалению, не всегда являются положительными».

https://ru.krymr.com/a/29258681.html