«Южная Осетия». Клан Кокойты возвращается?

В оккупированной «Южной Осетии» не скрывают радости по поводу назначения Арсена Гаглоева заместителем министра по делам Северного Кавказа. И хотя чиновник родился в российской Северной Осетии, к оккупированной территории он имеет прямое отношение – в 2009-2012 годах Гаглоев возглавлял администрацию «президента «Южной Осетии» Эдуарда Кокойты.

Эдуард Кокойты, бывший электромонтер и учитель физкультуры, 9 декабря 2011 года был вынужден досрочно отказаться от президентской власти. Формально – из-за митингов оппозиционного деятеля Аллы Джиоевой, на самом деле – из-за разгоревшегося скандала, связанного с братом, Робертом Кокойты, обвиненным в растрате на личные нужды выделяемых Москвой средств на восстановление после войны 2008 года. Формально Роберт Кокойты занимал должность посла «Южной Осетии» в Абхазии, на самом деле в Цхинвали его называли «серым кардиналом», оказывавшим влияние на брата.

Роберт Кокойты проходил по двум уголовным делам, возбужденным в 2014 году МВД «Южной Осетии» по факту хищения бюджетных средств в особо крупных размерах – более 28 миллионов рублей. По материалам дела, отмывание бюджетных средств осуществлялось через «Арт-Банк» во Владикавказе. Однако дело так и не дошло до суда, о причинах чего до сих пор ничего не известно. По версии следствия, во время правления Эдуарда Кокойты брат экс-президента, являясь исполнительным директором ООО «Югоосетинсвязьинвест», получил по целевому назначению бюджетные средства в сумме 25 миллионов рублей, предназначенные для приобретения оборудования мобильной связи. Заказчик – Комитет по управлению государственным имуществом и приватизации – не получил ни оборудования, ни денег за невыполненную работу. Другой эпизод касался договора, заключенного Робертом Кокойты, Сосланом Хасиевым и РГО «Энергетика» о предоставлении беспроцентного кредита для финансирования программы «Собственный оператор сотовой связи». И опять – ни программы, ни денег в размере 30 миллионов рублей.

Отставка Кокойты в декабре 2011 года была мотивирована опасением Москвы потерять контроль над оккупированной территорией

В 2017 году стало известно еще об одном преступном эпизоде – тогда речь шла уже о хищении 100 миллионов рублей, а в качестве обвиняемого уже присутствуют оба брата Кокойты. Судя по публикациям югоосетинской оппозиции, Роберт Кокойты, более известный под кличкой «Гарсо», участвовал и в мероприятиях по политическому преследованию оппонентов Кокойты. Отставка Кокойты в декабре 2011 года была не столько мотивирована быстро растущим протестом против «президента «Южной Осетии», сколько опасением Москвы потерять контроль над оккупированной территорией, в которой клан Кокойты был уже настолько неуправляем, что его нужно было срочно убирать из власти. В то время главой администрации Кокойты и был Арсен Гаглоев, которого Дмитрий Медведев назначил заместителем министра по делам Северного Кавказа и отвечающим за денежные потоки из российского бюджета.

После отставки Кокойты, в 2012 году, Арсен Гаглоев был назначен заместителем начальника департамента по работе с органами власти России в «Газпроме» и работал в этой должности до назначения на пост заместителя министра. Вряд ли он не знал о происходившем на оккупированной территории, где проживают 15-17 тысяч человек, что клан Кокойты подмял под себя денежные потоки из России, но новая должность в «Газпроме» стала чуть ли не наградой за знания. Или за молчание. После Кокойты «президентом «Южной Осетии» стал чекист Леонид Тибилов. Кадровый военный советской армии Анатолий Бибилов – уже третий назначенец Москвы, но и он уже находится под серьезным подозрением в растрате целевых денег из России. «Южная Осетия» – самая дотационная сепаратистская территория, на которую Москва тратит до 90 процентов республиканского бюджета в виде дотаций и различных программ.

Владелец аккаунта «Незыгарь», которого представляют как «знатока интриг российской власти и владельца качественного инсайда из первых кабинетов страны», настаивает на том, что нынешняя марионеточная власть «Южной Осетии» находится под угрозой антикоррупционных проверок, а Арсен Гаглоев – «это коллективный назначенец оппозиции Бибилова». В 2017 году он поддержал своего однофамильца Алана Гаглоева, работающего до сих пор в КГБ «Южной Осетии» и, как утверждает «Незыгарь», был «техническим кандидатом и выступал против нынешнего президента Бибилова».
КР в Facebook
КР в Telegram
КР в мобильном

В каждой из сепаратистских территорий назначения, даже если они названы «выборами», не проходят без ведома Кремля. В Москве оценивают биографии будущих «президентов», степень их лояльности к Кремлю и потенциальные угрозы. Так происходит везде – в «ДНР» или в «ЛНР», в Приднестровье или Абхазии. Результат зависит от того, насколько убедительны будут потенциальные кандидаты, но не все справляются с главной бедой – практически неограниченной властью на территориях, где нет закона, а есть лишь желание Москвы иметь спокойную обстановку и лояльную марионеточную власть.

Не все справляются с главной бедой – практически неограниченной властью на территориях, где нет закона, а есть лишь желание Москвы иметь спокойную обстановку и лояльную марионеточную власть

Арсен Гаглоев, как полагает «Незыгарь», является проводником интересов «Газпрома». В 2008 году именно Гаглоев рассматривался как глава дочерней компании в «Южной Осетии», которая займется вопросами газификации 190 населенных пунктов и строительством более 800 километров газопроводных сетей. В своей новой должности он возьмет под контроль финансовые потоки в республику, что укрепит позиции «Газпрома» и югоосетинских оппозиционных групп. Насколько это опасно для действующего «президента» Анатолия Бибилова, пока неясно. Формально Москва никак не выказывает свое отношение к происходящему, напротив, Анатолий Бибилов был командирован Кремлем на инаугурацию венесуэльского диктатора Мадуро. Каждый должен играть свою роль, как полагает Кремль, и Цхинвали в этом случае обязан играть роль «независимого государства», участвующего в инаугурации хотя и изгоя, но президента настоящей страны, а не оккупированной территории.

«Южная Осетия», в отличие от Абхазии с ее существенным потенциалом, – мало привлекательная территория, на которой нет ни современных конкурентоспособных предприятий, ни потенциала для их создания. Никто толком не знает, сколько осталось населения, которое уезжает из-за экономических проблем, неизвестно, сколько приписывают цхинвальские чиновники, чтобы получать из Москвы средства на социальные нужды. По существу, «Южная Осетия» стала для России еще одним дотационным регионом, как Дагестан, Якутия, Чечня и Камчатка, но если российские регионы получают только 30-40 процентов к своим бюджетам, «Южная Осетия» практически полностью находится на иждивении российских налогоплательщиков.

Ситуация вряд ли изменится в ближайшие годы, а это значит, что «Южная Осетия» будет стабильно получать более 7 миллиардов рублей в год, а на эти деньги всегда найдутся желающие их «попилить», как это было за все последние годы. Финансовые потоки определяют не только размер дотаций, но и политическую лояльность, пока Кремль в очередной раз не столкнется с тотальным воровством и не сменит марионеточные власти. Судя по всему, Арсен Гаглоев вполне может стать тем чиновником, который будет определять будущее «Южной Осетии», а если учитывать обстоятельство, что он имеет тесные связи с кланом Кокойты, то вполне реально возвращение во власть и Эдуарда, и его проворовавшегося брата Роберта.

В «ДНР» и «ЛНР», где идут боевые действия, с оппонентами обычно расправляются просто и быстро – снайпер или направленный взрыв. В Абхазии или «Южной Осетии» проводят спектакли под названием «выборы». Они не имеют никакого отношения к демократии или свободному изъявлению граждан, а всего лишь связаны с желанием Москвы в очередной раз поменять «шило на мыло», чтобы потом фиксировать новые факты воровства. Если клан Кокойты вернется, то воровать будут профессионально, имея большой опыт за плечами.