Суд защитил немецкого журналиста

Татьяна Дельцова, Би-би-си, Москва

Межмуниципальный суд Москвы отклонил иск челябинского поэта Михаила Анищенко к немецкому журналисту Клаусу Хельге Донату. Южноуральский студент требовал выплатить ему 300 тысяч долларов за оскорбление его чести и достоинства и настаивал, чтобы Доната лишили аккредитации и выслали из России.

Причиной конфликта стала статья в немецкой газете “Тагесцайтунг”, в которой берлинский журналист знакомит с творчеством молодого российского студента своих сограждан.

“Ты скажи мне, Россия,
ты ответь на вопрос:
Почему президенту ты веришь?
И смотря на него,
ты не чувствуешь слез,
И душой за него ты болеешь?”

Такие вопросы ставит перед собой будущий российский юрист Михаил Анищенко. Чтение его стихотворения и вдохновило немецкого журналиста на написание статьи “Чествование Путина – Кима второго”. По мнению Клауса Хельге Доната “восхищение президентом в России не знает ни границ, ни социальных различий”. А стихи Анищенко – только часть общей тенденции зарождающего культа личности.

“Значение этого решения, как и всякое законное решение по искам такого рода, означает защиту свободы слова в России”, – Адвокат немецкого журналиста Генри Резник

Поэт счел это мнение унизительным. Еще несколько обстоятельств подогрели его эмоции. По информации газеты “Новые известия”, после появления оды некоторые друзья стали называть Анищенко “президентским холуем”. В итоге молодой человек отправился в суд.
Но судья решил отклонить иск обиженного. Сразу же после заседания суда адвокат Доната Генри Резник заявил о торжестве права и справедливости: “Значение этого решения, как и всякое законное решение по искам такого рода, означает защиту свободы слова в России”, – сказал он.

Правозащитники назвали случай с немецким корреспондентом уникальным. Но на самом деле, по мнению директора центра экстремальной журналистики Олег Панфилов, большинство проблем иностранных корреспондентов в России связаны с их работой в Чечне. Особенно много сложностей было у них в дни начала второй чеченской войны, когда многих задерживали и под разными предлогами выдворяли с территории республики. Сейчас эта проблема в основном свелась к трудностям с выдачей виз.

Панфилов хранит в своем офисе большой список с именами тех, кому российский МИД не выдает визы. Среди них, говорит он, есть американцы, немцы, французы, чехи, венгры и один латышский корреспондент: “Почти все они входят в так называемый “черный список”. Многие из них очень активно работали во время первой чеченской войны и в начале второй. Официально причину проблем с визами сейчас им никто не объясняет”.

“Черный список”

Так называемый “черный список” появился в России тогда, когда чиновники стали обвинять иностранных журналистов в тенденциозной подаче информации. По сей день российские власти напоминают зарубежным гостям, что освещать события в Чечне нужно объективно. При этом, считает Олег Панфилов, никто из них так и не объяснил журналистам, в каком правовом поле они теперь работают.

По его мнению, постановление правительства от 11 октября 2002 года косвенно связано с этой проблемой. В документе утвержден перечень объектов и территорий, для въезда на которые иностранным гражданам требуется специальное разрешение.

Одни в России связывают ужесточение этих требований с приходом к власти Владимира Путина, другие видят причину в тех изменениях, которые произошли в мире после терактов в Америке 11 сентября. В любом случае, считает Олег Панфилов, сегодняшняя ситуация кардинально отличается от того, что было в “ельцинский период”.

В тоже время последнее решение московского межмуниципального суда по иску челябинского поэта к немецкому журналисту вселяет в него надежду. В этом смысле Панфилов отдает должное президентскому окружению, где понимают, что такие иски вредят не только имиджу президента, но и репутации всей страны.