Реакция экспертов на рекомендации Минпечати

Наталия Ростова

Игорь Яковенко, секретарь Союза журналистов России:

– Первый вопрос, который возникает при прочтении документа, подготовленного Минпечати, – его статус. Со стороны государства уже есть один документ, который регламентирует деятельность СМИ. Это закон «О средствах массовой информации», в который депутаты Госдумы на днях внесли бессмысленные и вредные поправки. Я не знаю, зачем принимать еще один документ со стороны государства. Кроме того, проект этических принципов уже написан Союзом журналистов. Так что единственный вопрос – зачем проект Минпечати написан? Тем более что написан он и проработан хуже, чем наш, а несет нулевые правовые последствия.

Индустриальный комитет не имеет ничего общего с профессиональным сообществом, потому что оно представляет некоторое количество руководителей и владельцев центральных СМИ. Потому даже выбор собеседника со стороны Минпечати говорит о том, что министерство намерено общаться в режиме административных мер, а не в режиме диалога.

Михаил Кожокин, главный редактор газеты «Известия»:

– Инициатива Союза журналистов намного важнее инициативы Минпечати. Документ союза – продуманный, его поддерживают многие представители журналистского сообщества. Это попытка самоорганизации журналистов, это инициатива, которая идет снизу. Именно поэтому инициативы союза могут быть востребованы самими журналистами. Мы, журналисты, настолько привыкли учить других, но при этом настолько пассивны, что обычно приезжает барин, который нас судит. Поэтому факт профессиональной гордости – признать не спущенные сверху инициативы Минпечати, а правила, написанные самим сообществом.

Олег Панфилов, руководитель Центра экстремальной журналистики:

– Власть в лице МПТР, видимо, пытается перехватить инициативу. МПТР ничего не сделало для того, чтобы протестовать против принятия поправок в закон о СМИ, в то время как вводит для них целый ряд самоограничений. Уже первый пункт рекомендаций министерства обо всем говорит: рекомендации не претендуют на этический кодекс журналистов, а лишь свидетельство того, что в неправовом государстве говорить об этике невозможно.

Когда читаешь пункт «не брать интервью у террористов по своей инициативе», возникает естественный вопрос: по чьей инициативе его можно брать? Минпечати пытается вмешаться во внутриредакционную политику, побуждая СМИ подписаться под пунктом «быть готовыми в любой момент прервать прямую трансляцию с места события». МПТР может оказывать давление на СМИ только в допустимых мерах, таких, например, как предупреждение. А оно еще вмешивается в деятельность СМИ пожеланием для них «не комментировать и не анализировать требования террористов на дилетантском уровне, без профессиональных консультаций».

Пункт о том, чтобы журналисты «не пытались получить доступ к секретной информации спецслужб, проводящих контртеррористическую операцию», бессмыслен. Очевидно, что спецслужбы, которые не умеют держать язык за зубами, таковыми не являются. Для подобных ситуаций существует целый закон о гостайне. А последний пункт (о своевременном предупреждении официальных органов обо всех ставших известными планах проведения или развития террористических актов, даже если они представляются маловероятными) говорит о том, что он, видимо, дописывался на Лубянке.

Елена Федорова, главный редактор информации телеканала Ren-TV:

– Ничего нового рекомендации не открыли, это хорошо прочитанные западные тексты. Рекомендации не вызывают отторжения. Другое дело, что хотелось бы, чтобы инициатива шла снизу. Я согласна с Михаилом Лесиным в том, что предоставление эфира может быть предметом самого большого торга с террористами. Ведь это самый большой козырь в их руках, потому что террористам нужны шоу. Хотелось бы, чтобы этого козыря у террористов не было. С другой стороны, я с трудом могу представить, что нас может заставить прекратить трансляцию, как это предлагается в рекомендациях.

Олег Горячев, замдиректора дирекции общественных связей Первого канала:

– Не вижу конфликта в том, что ведомство господина Лесина выступило с такой инициативой. Это некое напоминание журналистам в подобных ситуациях, от которых никто не застрахован, а Минпечати обратилось с тем, чтобы журналисты вели себя так, как должны. Наверное, есть нарекания в освещении последних событий. И Союз журналистов России, и Медиасоюз, и Индустриальный комитет наверняка внесут свою лепту в разработку свода правил, которым журналисты будут руководствоваться в кризисных ситуациях. Считаю естественным, что Минпечати выступило со своим кодексом, потому как это нормальный шаг министерства в подобной ситуации.

Руслан Горевой, руководитель службы информации Фонда защиты гласности:

– Инициатива Минпечати неплоха, но документ слишком тяжеловесен. По нему видно, что он рожден в здании закостенелой организации. Однако чем больше проектов появляется на свет, тем лучше. Но инициатива Союза журналистов, в котором также существует тяжелая управляемость, тоже не лучший вариант. Самим СМИ не стоит принимать обе эти инициативы, которые идут сверху. Нужно что-то третье, потому как этика должна рождаться в самих журналистских кругах. И к ним ни союз, ни Минпечати не относятся.