Терроризм должен быть этичен. Открытый урок самоцензуры в Центральном доме журналиста

Вчера в Центральном доме журналиста (ЦДЖ) собрались деятели Союза журналистов
России и представители СМИ. Они обсудили этические принципы, которыми должен
руководствоваться журналист при освещении актов терроризма. Эти принципы были
сформулированы после событий 11 сентября в США и пригодились российским
журналистам, освещавшим теракт в Москве.
Формально все участники встречи собрались в ЦДЖ для того, чтобы выразить свое
согласие с 27 этическими принципами профессионального поведения журналистов,
освещающих теракты и контртеррористические операции. Эти принципы,
сформулированные после трагедии в США 11 сентября, были одобрены федеральным
советом Союза журналистов России еще 30 октября прошлого года. Поэтому нет
ничего удивительного в том, что все собравшиеся выразили им дружную поддержку,
но каждый решил высказаться отдельно. Так, главный редактор газеты “Известия”
Михаил Кожокин признался, что его журналисты работают по принципу “первична
жизнь человека”. Заместитель главного редактора “Российской газеты” Ядвига
Юферова сообщила, что в ее издании журналисты действуют по принципу “не
навреди”.
Тем не менее можно усомниться в том, что все выступавшие подробно ознакомились с
“этическими принципами”. Например, ни у кого не вызвал удивление принцип номер
2: “избегать прямых контактов с террористами, если это может создать угрозу
жизни самого журналиста”. Или другие “этические принципы” журналиста: “иметь при
себе и по первому требованию предъявлять редакционное удостоверение”, “не
предлагать террористам предпринимать какие-либо действия для получения удачных
видео- или фотокадров”.
Более конкретно выразился директор Центра экстремальной журналистики Олег
Панфилов. “В государстве, где толком не работают законы, принимать этические
нормы глупо”,– заявил он.
Поддержал коллегу и генеральный секретарь Союза
журналистов России Игорь Яковенко. “Мы что-то принимаем, а потом расходимся, и
ничего не меняется”,– заявил он. По его мнению, в “этических принципах” ничего
нового не написано: вопрос, как их реализовать в жизни? Неожиданно бывший
министр печати Михаил Федотов задался вопросом: а кого считать террористом?
“Нигде же не сказано, что такое пропаганда терроризма”,– эмоционально заявил
господин Федотов. И если этические принципы предлагают бороться с пропагандой
терроризма, то что такое терроризм вообще? На этот вопрос ответа никто не знал.
Сами журналисты, освещавшие события в Москве, в ЦДЖ не выступали. Корреспондент
Ъ связался с Еленой Масюк, в свое время взявшей интервью у Шамиля Басаева.
“Власть должна давать объективную и правдивую информацию. Сколько дней не было
известно, какой газ применялся в ДК! Это преступление со стороны властей. Хотя
бы сообщили врачам. Я уверена, врачи бы спасли больше людей, если бы знали,
какой применялся газ. Когда Басаев ушел из Буденновска, власть говорила, что его
нет в России и поэтому не может его поймать. Я взяла интервью у Басаева, которое
показали по НТВ, и доказала, что он в России. Против меня хотели возбудить дело.
Говорили, что я взяла интервью у террориста”.
Вчера же на шестом Международном конгрессе Национальной ассоциации
телерадиовещателей (НАТ) президент индустриального комитета СМИ, гендиректор
первого канала Константин Эрнст заявил, что на ближайшем заседании
индустриального комитета, в который входят представители медийного сообщества,
планируется выработать проект “антитеррористической конвенции”. В нем будут
отражены вопросы освещения журналистами чрезвычайных ситуаций. В Доме журналиста
знали об инициативе НАТ. “НАТ говорит, что они проявляют инициативу, а мы эти
принципы еще год назад приняли”,– заявил Михаил Федотов.

МИХАИЛ Ъ-ДЕМИДЕНКО