“Казахстан вкусил слишком много свободы”. Российского правозащитника ситуация с Дувановым не удивляет

Записала Анна РОСС

Наш корреспондент в Москве попросил прокомментировать ситуацию с преследованиями независимых журналистов в Казахстане Олега ПАНФИЛОВА, директора Центра экстремальной журналистики.

Можно ли считать случайными участившиеся случаи преследования журналистов?
– Конечно, нельзя. Хотя доля случайности в некоторых из них возможна, например, случай с Артуром Платоновым, поскольку у нас нет оснований утверждать, что он был избит известными людьми из-за своей профессиональной деятельности. Хотя бы потому, что он – ведущий программы, читающий тексты редакторов, а не репортер, готовящий “горячие” материалы. Известны и обстоятельства нападения на него. Я с большим интересом получил бы материалы, доказывающие обратное, но их нет.
На самом деле, при расследовании каждого случая нападений на журналистов необходимо ориентироваться на вопрос: а кому это выгодно или нужно? Если журналист или редакция газеты, телекомпании и радиостанции “беспокоит” власти своими материалами, то вполне очевидна подоплека мотивов нападений. Я не склонен сваливать в кучу все случаи физического давления на журналистов: мы должны говорить о фактах давления на СМИ, в другом случае пострадавшие журналисты могут стать объектом помощи со стороны профсоюза или гуманитарных организаций.
Другой разряд преследования журналистов – юридическое преследование. Я категорически против существования статей в Уголовных кодексах или даже специальных законов, защищающих от “клеветы” чиновников и президентов. Публичные политики – не священные коровы, и если они пошли в политику, то будьте готовы выслушивать критику в свой адрес, а не использовать недемократические законы для оказания давления на прессу и журналистов. Предвижу вопрос о том, что на Западе тоже законодательно закреплены способы наказания за “клевету”, но должен напомнить, что эти законы не применяются уже более 30-40 лет.
Каково, на Ваш взгляд, участие власти в гонениях на прессу и чего власть пытается добиться таким образом?
– Очевидно, что власть использует несовершенство законов, но прежде всего данную ей (а точнее используемую ею) силу для преследования журналистов. Совсем не обязательно, что только власть это делает, думаю, что в Казахстане есть чиновники другого интеллектуального уровня, которые понимают последствия такого разгула силового давления. Это могут быть и финансовые олигархи, коррумпированные слои общества, те, кто прислонился к власти и используют свою близость к ней в своих целях.
На Ваш взгляд, а Вам приходилось не раз бывать в Казахстане, можно говорить о солидарности в рядах местных журналистов?
– Мне уже много раз приходилось говорить на эту тему. Отсутствие солидарности подвело журналистов в 1996 и 1997 годах, когда правительство проводило тендер телерадиочастот. Я не помню больших акций протеста по поводу преследований журналистов в последующие года. В частности, я что-то не заметил заявления протеста организации “Солидарность” по поводу ареста Сергея Дуванова, но которая защищала Артура Платонова.
Необходимо понять одно: солидарность – это не блажь, это не сведение личных счетов с коллегами, к которым кто-то может относиться не хорошо из-за его личных качеств. Солидарность – это когда забываются личные счеты, и защищаешь ПРОФЕССИЮ. Отсутствие солидарности губит и казахстанскую, и российскую журналистику, всех журналистов из бывшего СССР. Почему, наконец, когда случилась история с Андреем Бабицким, московские журналисты собрались в количестве 100-120 человек, а в тот же день в Париже на площадь вышли защищать Андрея 5 тысяч французов. Потому что они понимают необходимость протеста.
Возвращаясь к ситуации с Сергеем Дувановым, у нас в стране об этом пишут только оппозиционные и зарубежные СМИ…
– Кажется, это и объяснять не надо. В Казахстане, как и в России, власть четко разделила журналистов на два лагеря – нужные власти и власти противные. Я знаю Сергея, и не располагаю сведениями о том, что власть его любит. Потому и отношение прессы в Казахстане соответствующее. И удивляться этому не следует. То же можно сказать и в отношении зарубежной прессы, которая в любом случае будет защищать гонимого журналиста, а тем более гонимого властью президента Назарбаева, о котором в западной прессе знают куда больше, чем в казахстанской.