Когда в очередной раз появляется информация о заседании ШОС или СНГ, становится тепло и радостно от мысли, что вот появился еще один повод для того, чтобы президенты братских стран, живущих бок о бок уже не первое десятилетие, опять встретятся, протянут друг другу руки в искреннем приветствии, одарят своих коллег и окружающих широкими улыбками, наполненными счастьем и радостью от очередного созерцания коллег.

Размечтался. Руки центрально-азиатских президентов будут, как всегда, потными, улыбки натянутыми, а объятия и пожимания ладошек — протокольными. Так надо. Чтобы их старшие российские и китайские братья ощущали себя волшебниками, сумевшими объединить под идеями всеобщего счастья подозрительных, со скошенными в злобе тонкими губами стареющих (а некоторые так и вообще дряхлеющие) потомков советской номенклатурной системы.

Да, они все изображают союзничество и сотрудничество, но никто до сих пор не спросил у них, а что изменилось с того времени, когда стали собирать на саммиты? Напротив, если взглянуть на Центральную Азию сверху с высоты хотя бы самолета, там, внизу можно разглядеть какие-то металлические заграждения, именуемые колючей проволокой, а на невидимых линиях, называемых границами, стоят полки хорошо вооруженных подразделений.

Между Таджикистаном и Узбекистаном нет авиационного сообщения уже 15 (!) лет, что для двух стран, находящихся в состоянии официальной любви и дружбы, кажется уже совершенно обычное состояние. Для того, чтобы гражданину Узбекистана съездить в Кыргызстан, а кыргызу — в Узбекистан, нужная виза. Чтобы взглянуть на творение Туркменбаши, визы нужны для всех. И даже отношения двух очень близких народов — кыргызского и казахского — находятся в состоянии постоянного поёживания от того, насколько президент Назарбаев захочет дружить. Контроль на границе стал жестче, а возможность закрытия границы — чаще.

Но они продолжают демонстрировать друг к другу «теплые» чувства, поскольку обязательства перед старшими братьями обязывают стать более покладистыми, так как от поведения зависит их будущее. В Таджикистане и Кыргызстане были попытки самостоятельной политической жизни, а чем все закончилось — известно. Поэтому, как бы не было противно, налаживать отношения приходится.

Недавно президент Узбекистана совершил поистине исторический визит в Туркменистан. Столько лет две страны огораживались колючей проволокой и летучими пограничными отрядами восстанавливали территориальную целостность, гоняя по пустыне торговцев дешевым туркменским бензином. Теперь, как сообщают агентства, президенты подписали десять документов, а на заключительном банкете, можно предположить, обнялись, расцеловались, прослезились и пообещали друг другу жить в мире и дружбе. Сняты ли заграждения из колючей проволоки, не сообщается. Но сообщается, что Ислам Абдуганиевич вручил туркменскому коллеге орден «Буюк хизматлари учун», Гурбангулы Мяликкулиевич в ответ одарил чистопородным жеребцом.

Вы же понимаете, так принято. Они вряд ли занимались такими противными делами, как выяснением степени свободы слова и свободы собраний в своих странах. Или приведением процесса голосования к международным стандартам. Они просто пообщались, как два соседа из одной махалли, не любя друг друга, но скрывая, что вынуждены это делать.

Собственно, для этого и существуют такие странные образования, как ШОС или СНГ. И не буду надоедать вам глупыми вопросами о том, сколько экономических проектов реализовано за период существования этих организаций, как вырос уровень жизни в вышеупомянутых организациях. И не надо. Единственным достижением в рамках СНГ стало передача опыта в укреплении личной власти. А все остальные слова — о мире и дружбе — это фига в кармане…

Фига в кармане — необходимая вещь в политике как внутренней, так и внешней на постсоветском пространстве. Она укрепляет дух держателя фиги, придает его действиям потайной смысл. В рамках ШОС целесообразно провести соревнование — у кого в кармане больше фига. А так, теряется даже сам смысл дорогостоящих собраний…

Интернте-журнал “Оазис”

24.10.2007