Дело Эдуарда Маркевича

Карэн Агамиров: В начале программы лидеры российского правозащитного движения представляют актуальные темы. Сегодня в эфире Олег Панфилов.

Олег Панфилов: В Свердловской области в небольшом поселке Ревт 10 лет назад начала выходить газета “Новый Ревт”. Вряд ли о существовании газеты узнали бы за пределами поселка, если бы 19 сентября 2001 года здесь не был убит основатель и главный редактор газеты Эдуард Маркевич. В списке погибших в России журналистов имя Маркевича значится как “убитый в связи с выполнением профессиональных обязанностей”. 

На связи со мной по телефону эксперт Центра экстремальной журналистики Сергей Плотников, он находится в Екатеринбурге, и по телефону из того же города Михаил Мильман, адвокат, в прошлом следователь, проводивший расследование убийства Эдуарда Маркевича.

Сергей, что значат 10 лет газеты “Новый Ревт”? Что-нибудь это означает для Свердловской области или это такое же событие, как юбилей любой другой районной газеты?

Сергей Плотников: Оно означает просто по той причине, о которой мы говорили: убийство редактора газеты “Новый Ревт”. Это событие, которое в принципе может быть для кого-то, для читателей из других мест, которые эту газету не видели, оно и мало значит. Но для тех людей, которые занимались этим либо как следователи, либо как правозащитники, либо как сотрудники нашего центра, это, конечно, такая память, память досадная, даже не то слово. 10 лет газете и уже практически 6 лет со времени гибели ее редактора, нераскрытого убийства, это, конечно, печально.

Михаил Мильман: Руководство прокуратуры области, опасаясь скандала вокруг этого достаточно одиозного преступления, всяческим образом страховалось, что, естественно, сказывалось на эффективности предварительного расследования.

Олег Панфилов: И вопрос еще один к вам, прежде чем я спрошу Сергея Плотникова. Почему было закрыто это дело? В каком оно состоянии?

Михаил Мильман: В связи с установлением лица, подлежащего принуждению в качестве обвиняемого. Попросту говоря, не найден исполнитель убийства. Почему не найден? По прошествии такого количества лет я могу сказать, что расследование любого уголовного дела – это своеобразный риск. Следователь и прокурор, принимая решение о задержании человека, идет на риск в надежде на то, что когда он будет изолирован от общества, можно будет получить дополнительные доказательства.

Не скрою, по этому делу был подозреваемый, но руководство прокуратуры области в силу ряда обстоятельств не рискнуло пойти на его арест.

Олег Панфилов: Спасибо, Михаил Григорьевич. Сергей, тем не менее, вопрос, который все равно будет задаваться на протяжении всего времени, пока это дело каким-то образом не будет восстановлено и не будет продолжено расследование. Есть ли какие-то другие причины, кроме того, о чем сказал Михаил Григорьевич, неустановление лица, совершившего это преступление? Есть ли какие-то другие причины для того, чтобы забыть дело Эдуарда Маркевича?

Сергей Плотников: У нас таких причин нет, а у официальных властей, у руководителей правоохранительных органов, конечно, они имеются. Любой, извините за жаргон, “висяк”, тем более нераскрытое резонансное убийство, о котором время от времени руководству правоохранительных органов напоминают и правозащитные организации, и уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова, и руководитель творческого Союза журналистов, оно, конечно, вызывает, так сказать, раздражение, досаду. Это, может быть, не выказывается явно, но такое настроение есть.

Олег Панфилов: У Эдуарда Маркевича, у газеты “Новый Ревт” появились последователи, точнее, дело Эдуарда Маркевича в начале продолжила его жена и самое главное – Роман Топорков, который постоянно напоминает всем журналистским организациям и постоянно присылает материалы в Центр экстремальной журналистики и в Комитет защиты журналистов в Нью-Йорке материалы, которые напоминают о существовании незавершенного дела об убийстве Эдуарда Маркевича и о существовании газеты “Новый Ревт”.

Радио “Свобода”

18.9.2007