Право на объективную журналистику

Карэн Агамиров: “Право на объективную журналистику” – такова наша сегодняшняя тема. В начале программы лидеры российского правозащитного движения представляют актуальные темы. Сегодня в эфире Олег Панфилов. Тема – дело журналиста Алексея Кунгурова. А потом мы начнем обсуждение заявленной темы “Право на объективную журналистику”.

Олег Панфилов: Месяц назад, 5 июня, в пресс-службе Управления Генеральной прокуратуры по Уральскому федеральному округу сообщили, что по результатам служебной проверки, проведенной в аппарате прокуратуры Ханты-Мансийского автономного округа, один из ее руководящих работников, возглавлявший отдел по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении дел судами, привлечен за допущенный формализм к дисциплинарной ответственности. Тогда многие журналисты предположили, что прокурор Николай Румянцев был уволен исключительно из-за того, что превысил полномочия при надзоре за делом журналиста Алексея Кунгурова.

Напомню, что в марте 2007 года журналиста Кунгурова взяли под стражу после того, как он четыре раза не явился на заседание суда. 10 мая суд продлил срок ареста до 1 августа.

Из Тюменской области возвратился эксперт Центра экстремальной журналистики Сергей Плотников, который уже не первый год занимается делом Кунгурова.

Сергей, зачем вы ездили в Тюменскую область?

Сергей Плотников: Во-первых, для того, чтобы повидаться с Алексеем Кунгуровым. Во-вторых, для того, чтобы понять обстановку, в которой Алексей Кунгуров становится чуть ли не единственным носителем оппозиционных настроений, критической информации, главным журналистом-расследователем, получается так. Центр и я, как представитель службы расследования Центра экстремальной журналистики, мы Кунгуровым занимаемся не первый раз и не первый год. Еще в 2003 году в Ноябрьске был задержан по подозрению в сбыте наркотиков. Возникло предположение, что наркотики ему подбросили, поэтому я выехал в Ноябрьск, общался с Кунгуровым, с правоохранителями и итогом стало наше расследование. Почему же через какое-то время Кунгуров вновь засветился, как говорят, в истории, которая уже касается президента корпорации “Славтэк” Александра Петермана, местные СМИ называют его еще югорским олигархом. Вновь Алексей Кунгуров в своей газете “Вольный город” размашисто и, в общем, беспощадно разоблачает коррупцию, связи Петермана, действительные или, так сказать, предполагаемые с криминальным миром, и вновь это Алексей Кунгуров. На нем постоянно висят одно или несколько уголовных дел, как правило, по обвинению в клевете, это 129-я статья Уголовного кодекса. Потому что он такой, сам себя называет информационным киллером, “убийцей” мэра, “убийцей” репутации его. Его оппонент, человек, который был в фокусе его разоблачений, теперь уже бывший мэр города Ноябрьска Юрий Линк, он находится под следствием против господина Петермана, о ситуации, которая сложилась в Нижневартовске и в корпорации “Славтэк”, так же возбуждено уголовное дело. Вы уже говорили о том, что не так давно уволен прокурор Нижневартовска Николай Румянцев, а в конце 2006 года в сферу уголовного расследования попал один из инициаторов вывоза Алексея Кунгурова и его коллеги, политтехнолога Александра Безделова в Нижневартовск. Подполковник милиции, теперь уже, я думаю, бывший замначальника криминальной милиции Нижневартовска Сулейман Гусейнов. Так что, как бы это ни выглядело в начале, не то пиар, не то разоблачение, через некоторое время выясняется, что возбуждаются уголовные дела, возникают процессуальные какие-то последствия этого.

Олег Панфилов: Сергей, я должен извиниться за то, что мы уделяем так много времени личности одного журналиста. Но, мне кажется, это достаточно показательный пример, хотя подобных случаев было уже много. Вы несколько лет назад занимались делом челябинского журналиста Германа Галкина. Скажите, по вашему опыту, насколько возможно изменение отношения к журналистике в таких случаях, как дело Кунгурова или дело Галкина и дела многих других российских журналистов?

Сергей Плотников: Люди, подобные им, становятся чуть ли не единственными носителями, распространителями критической информации. Все остальное медийное сообщество, медийное пространство занято совсем другими публикациями, и журналисты не замечают этих ситуаций, этих как бы кричащих фактов или стараются подать их в совершенно другом контексте. Особенно это мне показалось явным и знаковым как раз после этой командировки в Тюменскую область. Я говорил и встречался с несколькими журналистами, но только один, уже знакомый нам по участию в наших семинарах Виктор Егоров согласился поговорить и поставить под этим разговором свою подпись. Все остальные встречались со мной на условиях анонимности, это уже о чем-то говорит.

По утверждению Виктора Егорова, в течение последних 5-7 лет в журналистике Тюменской области сложилась обстановка, когда более-менее даже свободной эту журналистику назвать нельзя. Причем такая обстановка сложилась в результате целенаправленной деятельности, как считает Виктор Егоров, тогдашнего губернатора Тюменской области Сергея Собянина и его правой руки, ныне вице-губернатора Сергея Сарычева. Эти люди, будучи системными администраторами, как называет их Виктор Егоров, выстроили как раз систему зависимости журналистов от власти, причем без репрессий, без громких увольнений, без скандалов. Все это было сделано с помощью финансовых рычагов. Ни один журналист, по утверждению Егорова, не вступил в открытый конфликт с представителями администрации области, никого не вызывали на ковер, никого не распекали, никого грубо не увольняли, не притесняли.

Олег Панфилов: Спасибо. Это был Сергей Плотников. Мне стоит только напомнить, что упомянутый им господин Собянин, бывший губернатор Тюменской области, сейчас работает руководителем администрации президента Путина. Мы говорили с Сергеем Плотниковым, экспертом-расследователем Центра экстремальной журналистики, о его поездке в Тюменскую область.

Карэн Агамиров: Это был материал Олега Панфилова.

Радио “Свобода”

31.7.2007