«Статья 19» – международная кампания за свободу слова и ситуация в России

Ирина Лагунина: 20 лет назад в Лондоне была создана организация, которая была названа так, как звучит одна из статей Всеобщей декларации прав человека, принятой Организацией объединенных наций более 50 лет назад. Организация Статья 19 имеет в своем логотипе также строку «Всемирная кампания за свободу слова».

О том, насколько удается этой организации вести свою кампанию, в том числе, в России, рассказывают Федерика Прина и Лютгард Хаммерер. С ними беседует Олег Панфилов.

Олег Панфилов: Лютгард, вы приехали в Москву для того, чтобы разработать начало нового проекта. С чем связан этот проект?

Лютгард Хаммерер: Это проект о Северном Кавказе. Мы хотим узнать, какое количество и качество информации получает российское общество о событиях на Северном Кавказе. И в течение этого исследования мы проводим мониторинг СМИ и анализируем законодательство, которое регулирует деятельность СМИ.

Олег Панфилов: Мониторинг, который должен выявить, какую информацию получает население и о чем?

Лютгард Хаммерер: Да, и какое разнообразие существует информации в СМИ. Есть разные точки зрения. Есть информация обо всем, что происходит на Северном Кавказе. И мы надеемся, что нам поможет понимать лучше, как общественное мнение в России о событиях на Северном Кавказе развивается и как освещение событий влияет на общественное мнение.

Олег Панфилов: Предполагается, что на самом деле освещение событий на Северном Кавказе в российских средствах массовой информации очень одностороннее, то есть в основном пропаганда говорит о том, что выгодно власти. Каким образом вы собираетесь проверить, так это или нет?

Лютгард Хаммерер: Из-за этого мы проводим этот мониторинг. Мы будем смотреть, сколько источников журналисты используют для освещения, кто эти источники, есть разнообразие людей или нет или это всегда власти, которые могут выступить в СМИ. И так мы надеемся понимать больше и лучше, и показать, как, например, политика и законодательство, которое существует в России в области СМИ, как влияет на деятельность СМИ и в конце концов на право общества получить полную информацию о событиях.

Олег Панфилов: Но этот проект состоит не только из мониторинга. Что вы еще будете делать?

Лютгард Хаммерер: Мы будем анализировать законодательство и официальную политику, которая регулируют деятельность СМИ в этой сфере. И как результат наших исследований мы будем делать рекомендации для правительства, для политиков, как они могут улучшить регулирование СМИ. И будем предлагать, чтобы такие изменения приняли.

Олег Панфилов: Другая деятельность в рамках проекта – это проведение тренингов. Это будут тренингов для журналистов или для юристов или для разных специалистов?

Федерика Прина: У нас будет три тренинга. Мы только начали проект несколько месяцев назад. Сейчас мы планируем такие тренинги. Первый тренинг будет в сентябре в Махачкале, он будет для юристов, журналистов и для судей. Мы хотели бы, чтобы эти три группы могли обсуждать и лучше понимать друг друга. И потом у нас будет тренинг, мы планируем провести в декабре, для журналистов из разных республик Северного Кавказа. Это будет в Сочи. Это должно быть место, где можно собирать разных журналистов из разных мест на Северном Кавказе. И третий тренинг будет в следующем году, как второй тренинг, просто для других журналистов. Темы тренинга будут – международные стандарты по свободе выражения мнений. Потому что это наша специализация. Например, Европейская конвенция по правам человека и свободе слова и международный пакт по политическим и гражданским правам. И такие положения о свободе слова в этих международных механизмах. И потом будет тренинг по поводу российского законодательства. Потому что очень важно, чтобы журналисты знали свое законодательство. Сейчас они не всегда хорошо знают, они может быть не всегда внимательно читали законы. Это значит, что это востребовано и это очень важно, чтобы они получили эту информацию.

Олег Панфилов: Вопрос, который может задать любой российский чиновник: почему международная организация, которая находится в Лондоне, вдруг решила изучать проблемы с доступом к информации, проблемы, связанные со свободой слова на Северном Кавказе? Ваша организация делала много разных исследований по поводу того, как действует законодательство в России. Но почему именно Северный Кавказ? Это какая-то особая территория, особый регион?

Лютгард Хаммерер: Я думаю, что многим людям в Восточной Европе интересно, что происходит в России и как демократия развивается в России. Важно сказать, что у России есть международные обязанности, Россия подписала международные пакты, о которых Федерика уже говорила. И поэтому Россия должна следовать этим обязанностям. И мы думаем, что события на Северном Кавказе важны для России, для российского общества. И поэтому мы решили изучать ситуацию там.

Федерика Прина: Мы работаем в СНГ уже много лет. И мы думаем, что это очень важно работать в регионах, где нестабильность. Например, у нас проекты в Абхазии. Очень часто журналисты, которые там работают или юристы, они требуют информацию. Мало возможностей получить тренинг. И поэтому мы тоже будем там заниматься.

Олег Панфилов: Если говорить о работе вашей организации во всем мире, ведь Россия, Северный Кавказ, Абхазия и Кавказ в целом – это только часть вашей работы, где больше всего работает ваша организация и какие интересные исследования были в последние годы?

Федерика Прина: Сейчас работаем в Восточной Европе. У нас проект в России на Южном Кавказе, Украина, Белоруссия и так далее. Другие программы – программа Азии, программа Африки и программа Южной Америки. Я думаю, что европейская программа и африканская программа самые старые программы. У нас очень большой объем работы в этих континентах.

Олег Панфилов: Можно ли сказать, что в тех странах, где вы проводили исследования и писали доклады, в которых есть рекомендации к правительствам, властям этих стран, происходит какие-то изменения? То есть смогли ли вы повлиять на ситуацию со свободой слова в тех странах, где вы проводили исследования?

Лютгард Хаммерер: Я думаю, что да. Мы, например, очень много работали раньше на юго-востоке Европы, в Сербии, в Боснии, Албании, Хорватии. И сейчас у нас довольно хорошее законодательство о СМИ. И мы, и наши партнеры в этих странах, я думаю, было влияние на законодательство. И другая деятельность там была – тренинги для чиновников о доступе к информации, тренинги для судов, для журналистов. Я думаю, что ситуация в этом регионе более стабильна. Конечно, там есть проблемы, но свобода слова гарантирована там.

Олег Панфилов: Спасибо. Я думаю, что можно говорить о реакции на исследования вашей организации только тогда, когда власти заинтересованы в изменениях. Я очень надеюсь, что ваша деятельность, ваши исследования на Северном Кавказе помогут изменить отношение власти к работе журналистов и к тому, чтобы общество получало объективную и достоверную информацию о том, что происходит на Северном Кавказе.

Радио “Свобода”

28.6.2007