Олег Панфилов: «Мне уже ничего не страшно». Известный журналист видел другую сторону российско-грузинской войны

«Российское телевидение всю войну освещало неправду! Вот, например, вы знаете, что была оккупирована Грузия? Что ее бомбили? Всю территорию, включая и Аджарию? По Грузии было выпущено 282 ракеты! Вы знаете, как бомбили Поти, порт на Черном море? А как захватывали Гори? И что в центре города погибли не только голландский журналист, но еще куча людей? Вы знаете о мародерстве российских военных? Не знаете!» – заявил приезжавший недавно в Караганду директор российского центра экстремальной журналистики Олег Панфилов. Пятидневную войну он видел изнутри и этим виденьем поделился с корреспондентом «НВ».

«Главное правило, которое мы рекомендуем всем журналистам, едущим на войну, – это никогда не надевать военную форму, не брать в руки оружие и не ездить на военной технике».

«ОДИН РАЗ МЕНЯ УБИВАЛИ. ХВАТИТ!»

– Олег Валентинович, не страшно ли работать руководителем центра экстремальной журналистики?

– Не страшно и даже не больно! – шутит наш собеседник.

– Почему?

– Я сейчас наклоню голову, а вы увидите на ней шрам. Один раз меня убивали. Хватит! После этого мне уже ничего не страшно!

– Что случилось?

– Это произошло летом 1993 года в Москве. Ко мне домой ворвались два человека и начали убивать. Из-за чего, хотите знать? Потом, когда к моему делу подключилось ФСБ, которое раньше называлось ФСК, они неофициально сказали, что это были таджикские чекисты. Я же до сих пор гражданин Таджикистана. И у меня никогда не было российского паспорта. Это наверняка какая-то месть мне за то, что я жил, работал и писал в Таджикистане.

– Часто ли нападают на журналистов?

– По нашим данным, угроз и нападений много. Примерно 80-90 случаев в год. И это только те, в которых мы точно знаем, что это связано с журналистской деятельностью. Потому что часто нападающие даже не скрываются и делают это при включенных телекамерах. Но даже имея доказательства, очень часто журналисты не хотят начинать разбирательства. Кто-то боится, кто-то ленится, кто-то считает, что это в порядке вещей. Нападают чаще всего по политическим мотивам, бывает и по экономическим. Но в России, думаю, так же как и в Казахстане, очень трудно отделить политику от экономики.

– Вы по первому образованию педагог. Если журналистом быть опасно, что же вас заставило сменить профессию?

– Я всегда отвечаю: деньги! Я начал заниматься журналистикой в 1974 году, будучи студентом. Нужны были деньги, чтобы покупать краски, бумагу, сигареты, выпивку. И я взялся за научно-популярные статьи. Я ни разу до 1991 года не писал политических критических статей. Потому что политики не было. До этого я писал для газет, журналов, вел программу на таджикском телевидении.

– И много это вам денег приносило?

– Я как научный сотрудник зарабатывал 120 рублей. А если получаешь еще рублей 200 дополнительно, то в Советском Союзе ты считался богатым человеком. Да и потом, профессия журналиста – это профессия тщеславных людей. Когда ты публикуешь первые статьи и думаешь: ага, их прочитали несколько тысяч человек, значит, знаменитее тебя уже на свете нет! Ты идешь по улице и думаешь, что тебя все знают, все оборачиваются и говорят: «Вот, Панфилов пошел!»

– Автографы у вас когда-нибудь брали?

– Когда я писал статьи, нет. Автографы начали брать, когда стали выходить мои книги. Первая была издана в 1979 году, она была об истории Центральной Азии, а потом уже книги по журналистике стали выходить. Сейчас их уже 27. В том числе и серия из семи изданий о журналистах на чеченской войне.

«НА ВОЙНЕ ПОГИБЛИ ТРИ ЖУРНАЛИСТА»

В интервью на радио, телевидении, в газетах Олег Панфилов высказывает свое мнение о вооруженных конфликтах. Он рассказывал людям о нападениях и убийствах журналистов, которые делали репортажи с войны в Чечне. Сейчас много говорит о пятидневной войне за Южную Осетию. Ведь в дни конфликта он сам находился в Грузии.

– Я поехал в Грузию в отпуск, как это делаю последние три года. Я люблю там отдыхать. Я каждый год 18 августа провожу международный фестиваль плова. Мы с дочерью и зятем приехали в отпуск, прилетели 5 августа, доехали до Аджарии на поезде 6-го. 8-го рано утром я уехал в Тбилиси, потому что началась война. И как только я проехал Гори, началась бомбардировка. В общем, довольно благополучно добрался до Тбилиси. И до 30 августа я находился в Тбилиси, собирал информацию, занимался проблемами журналистов.

– Какие проблемы возникали у журналистов?

– Журналисты становились жертвами во время боевых действий. Тем более многие из них первый раз оказывались на войне, и они не знали, как себя вести. Хотя первые жертвы, слава богу, остались живыми. Это два журналиста российского телевидения – Александр Сладков и его оператор, они были ранены, когда передвигались с российской армией в глубь Южной Осетии. Они нарушили главное правило, которое мы рекомендуем всем журналистам, едущим на войну, – это никогда не надевать военную форму, не брать в руки оружие и не ездить на военной технике. Потому что во время боевых действий они становятся объектами нападения точно так же, как и военнослужащие.

– Сколько журналистов стали жертвами этой войны?

– На войне погибли три журналиста. 12 августа во время обстрела Гори убили голландского журналиста. А раньше, 9-го или 10-го числа, погибли два грузинских журналиста – Гига Чихвадзе и Александр Климчук. Огромное количество журналистов подвергалось нападению как со стороны российских военнослужащих, так и югоосетинских ополченцев. Они отбирали у корреспондентов автомобили, аппаратуру, били их, угрожали, обстреливали. Есть достаточно много свидетельств этому. Например, кадр, когда в прямом эфире грузинская журналистка была ранена в руку. Это был, конечно, не снайпер, потому что он наверняка бы ее убил. Это был какой-то выстрел со стороны для того, чтобы отпугнуть, не дать ей вести репортаж.

«РОССИЯ ПРОИГРАЛА ИНФОРМАЦИОННУЮ ВОЙНУ»

Одновременно с боевыми действиями стороны вели и не менее яростную информационную войну. Которую, как считает Олег Панфилов, Россия проиграла.

– Российское телевидение всю войну транслировало неправду! Я приходил в ужас от этих репортажей. Большинство из них было о том, чего на самом деле не происходило в Грузии. А часть репортажей представляла собой намеренную провокацию. Например, репортаж из Зугдиди о том, что российские военные вывезли на территорию Абхазии 17 русских. Они их спасли, так говорилось в репортаже, но показали только одну русскую женщину такого алкоголичного вида, которая действительно в камеру что-то сказала, что грузины над ней издевались. Это смешно, потому что в Грузии не было антирусских настроений. Я спрашивал людей из Зугдиди, они говорили: у нас и русских-то в таком количестве нет! То есть это вот намеренные провокации для того, чтобы в российском обществе возбудить еще более антигрузинские настроения.

– А настолько профессионально освещали военные события грузинские СМИ?

– Грузинские журналисты довольно нахальные. Им менталитет помогает. Где-то с 9 августа они пытались въехать через Гори в Южную Осетию. Но российские военные им всячески препятствовали. Генерал Борисов, который с утра был всегда пьян, говорил журналистам: «Где аккредитация российского МИДа?! Это территория, которая контролируется российскими войсками!» Хотя в Грузии нет института аккредитации. Любой журналист может прилететь в страну и ехать, куда он хочет. Никто его не задержит. И журналисты не могли туда попасть. Поэтому они подъезжали к Гори, вставали у дороги с микрофоном, говорили: видите, там огонь, значит, опять бомбежка!
Вот в таких условиях работали, я думаю, и иностранные журналисты. Они показывали то, что происходит в Грузии, под этим настроением, когда их преследовали, когда им угрожали, когда у них отбирали оборудование. Знаете, в информационной войне есть главное правило – особо не врать. Когда фактов вранья накапливается достаточно много, никакого западного журналиста невозможно переубедить в обратном. Поэтому, естественно, западная пресса заняла грузинскую сторону. И Россия проиграла информационную войну подчистую.
У нашего гостя есть свой взгляд на то, чем же маленькая Грузия так не угодила могучей России, что пришлось начинать войну.

– Грузия начала уходить от советской ментальности, от советского образа жизни. В стране произошло несколько очень интересных реформ, о которых в России не знают. И реформа образования, которая искоренила коррупцию в вузах. И реформа МВД, которая изменила полицию. Она сейчас в Грузии на втором месте по популярности после церкви. Люди стали намного свободнее. И война показала, что у Кремля не получилось раздробить грузинское общество.

Досье
Родился в 1957 году в Таджикистане.
В 1979 году окончил Ленинабадский государственный педагогический институт (ныне Худжандский университет).
С 1979 по 1989 годы – научный сотрудник Института истории АН Таджикистана.
В журналистике с 1974 года: ведущий программы «Память прошлого» таджикского ТВ, корреспондент газеты «Комсомолец Таджикистана», радиостанции «Юность», агентства «Associated Press».
С 1995 по 1997 – заместитель главного редактора журнала «Центральная Азия».
С ноября 2000 года – автор и ведущий программы «Власть и пресса» радио «Свобода».
В 1993 году – директор московского бюро американского комитета защиты журналистов (CPJ).
1994-1997 годы – эксперт по правам человека переговоров ООН по межтаджикскому урегулированию (Тегеран, Исламабад, Кабул, Алматы, Ашхабад).
С февраля 2000 года – директор центра экстремальной журналистики.
Автор и составитель 27 книг (до декабря 2006 года), опубликовал более 2000 статей в газетах и журналах многих стран мира, автор сценария 8 фильмов.
Лауреат премии Союза журналистов России (1995).
Персональный блог: olegpanfilov2.livejournal.com
Персональный сайт www.panfilov.org

Елена Ульянкина

http://www.nv.kz/2008/12/03/10622/