Кыргызский “мейнстрим”.

Спустя несколько месяцев после революции в Грузии на семинаре в Оше кыргызские журналисты обсуждали возможность подобных событий у себя в стране. Семинар был посвящен другим проблемам, но «розовая» революция была важной темой обсуждений повсюду, а в Кыргызстане — тем более.

Как говорили журналисты, предпосылок для революций было много — коррупция семьи Акаева, подавление независимой журналистики, странные события в Баткенском районе в 1999-2000 годах, катастрофическое состояние экономики, сидящий в тюрьме Феликс Кулов… Говорили обо всем, кроме того, что должна представлять из себя революция и какова ее роль для изменения общественно-политической жизни страны.

Кыргызы — активные люди, кочевники, сохранившие в своей ментальности не только любопытство, но и желание смены событий. Помнится Адахан Мадумаров, еще в бытность журналистом и гонимым оппозиционным депутатом много раз рассказывал о том, как акаевский режим преследовал журналистов, уничтожал кыргызскую свободу слова. И что? Стал госсекретарем и сказал то, что услышать от него еще несколько лет назад было невозможно: «Государство должно иметь хотя бы один (телевизионный) канал, чтобы проводить именно государственную политику. Я считаю, что от этого государство только выиграет». Так он теперь понимает свободу своего слова.

Пришло время и государственное телевидение стало точно таким же, против которого выступали многие из тех бывших оппозиционеров, которые сейчас у власти — пропагандистским. Разочарование многих кыргызских политиков, поддержавших смену власти два года назад, очевидно, несмотря на то, что 24 марта официально утвержден Днем народной революции. Народ оказался не при чем…

Московский журналист Акрам Муртазаев, автор потрясающих афоризмов, как-то написал, что «электорат — это временный народ». В Кыргызстане пришло время не только временного народа, но и временных политиков, временных демонстрантов и спорадических митингов.

Сколько будет продолжаться то, что по привычке до сих пор называют революциями, не известно. При отсутствии политических реформ любое столпотворение можно при желании назвать революциями, но очевидно одно — спокойствия для красивой страны и в подавляющем большинстве умных и талантливых людей не будет в ближайшее время. События в Аксыйском районе в марте 2002 года, когда были убиты 7 человек и более 20 получили тяжелые огнестрельные ранения, к сожалению, лишь часть трагической истории Кыргызстана.

Читаю на сайте «Секретные материалы России» очередные «мудрости» Александра Князева, рассуждающего об американском влиянии на постсоветском пространстве, в Кыргызстане, в частности: «Приход к власти Курманбека Бакиева стал серьезным проколом американской политики». Спасибо, «профессор», наконец-то мы поняли, что не американцы уговорили президента Бакиева назначить своих братьев и родственников на государственные посты.

Впрочем, оправдание Бакиева после выхода книги Князева «Государственный переворот 24 марта 2005 года в Киргизии» может быть вполне объяснимо: вместо мягкого безвольного Аскара Акаева появился человек, для которого укрепление личной власти стало признаком «сильной руки», что нравится Кремлю.

Значит ли это, что ситуация в Кыргызстане станет управляемой? Одно дело писать книжки и слыть экспертом, другое — видеть реальную ситуацию, усмирить которую ни Бакиеву, ни другим политикам не удастся.

Вернусь к семинару. Мне пришлось обидеть своих кыргызских коллег, заявив, что у них нет главного — традиций политической культуры и молодых образованных людей, которые предложили Грузии реформы и другое отношение к жизни. В Кыргызстане придется воспитывать новое поколение людей, которые поймут, что вывести людей на улицы — не самое важное. Важное происходит потом…

Интернте-журнал “Оазис”

25.4.2007