Закаев уверен, что Польша не выдаст его России

Фатима Тлисова | Вашингтон

Лидер чеченских сепаратистов, задержанный в Польше в пятницу, уверен, что сможет избежать экстрадиции в Россию, где ему предъявлены обвинения в терроризме.

Ахмед Закаев заявил репортерам в Варшаве, что они приехал в Польшу только после того, как ему сказали, что у него не возникнет там никаких проблем. Официальный представитель прокураторы отрицает, что власти заключили сделку с арестованным.

Польская полиция задержала Закаева после того, как по инициативе России Интерпол выдал международный ордер на его арест по обвинениям в терроризме.

Ахмед Закаев приехал в Польшу для участия во всемирном чеченском конгрессе, который закончился в пятницу вечером. О том, что происходило на форуме, «Голосу Америки» рассказал участник съезда, профессор тбилисского университета имени Ильи Чавчавадзе Олег Панфилов.

Фатима Тлисова: Почему, как вы думаете, польские власти задержали Закаева?

Олег Панфилов: Я думаю, что в этом деле слишком много политики. Власти Польши поменяли свою политику по отношению к России после гибели президента Каньчинского. И новый президент Комаровский уже иначе смотрит на эту проблему, и в связи с этим, наверное, и произошло, то что произошло сегодня, когда был задержан Ахмед Закаев, один из главных организаторов этого конгресса. Он с утра находился в прокуратуре. А сейчас идет суд, который определит его статус, поскольку прокуратура Варшавы потребовала задержать его на сорок дней, чтобы изучить материалы, которые предоставлены российской стороной. Более того, пресс-секретарь Варшавского окружного суда заявила, что многие материалы, предоставленные Россией, убедительные. И тут у многих возник впорос: польское правосудие намного лучше, чем правосудие Великобритании или Дании, где также по требованию России Закаев задерживался, но его довольно быстро отпускали.

Ф.Т.: Какими будут следующие шаги польских властей: Закаева отпустят, задержат на сорок дней или экстрадируют в Россию?

О.П.: Я думаю – и все, с кем я здесь говорил на конгрессе, считают, что Польша, задержав Закаева, выполнила некоторые требования российской стороны. Но выдать, экстрадировать его на территорию России – это вряд ли произойдет, потому что Польша все-таки становится европейской страной. На мой взгляд, в какой-то степени, задержание Ахмеда Закаева и суд над ним – это еще одно напоминание мировому сообществу о том, что существуют проблемы Чечни. Скорее всего суд закончится тем, что его выпустят. Но он уже не успеет принять участие в работе конгресса.

Ф.Т.: Кто участвует в конгрессе?

О.П.: На конгрессе присутствует более 150 человек. Есть какая-то часть чеченцев, которые хотят просто пообщаться: давно не видели друг друга. Есть чеченцы-активисты, которые приехали сюда работать. На конгрессе присутствуют представители парламентов разных европейских стран – Эстонии, Литвы, Финляндии и , естественно, Польши. Присутствуют польские политики. Есть здесь также представители международных организаций. Известный финский политик, депутат Европарламента Хейди Хуттала была в первый день конгресса. Она выступила и сказала о своей озабоченности чеченской проблемой. И я думаю, что ее голос будет услышан в Европарламенте, и она готова, как и раньше, бороться за права чеченцев.

Ф.Т.: Вы сказали, что присутствуют политики, есть ли среди них российские?

О.П.: Нет, российских политиков здесь абсолютно нет.

Ф.Т.: В анонсе съезда говорилось о том, что в конгрессе примет участие делегация из Чечни. Это случилось?

О.П.: Нет, этого не случилось. По всей видимости, есть представители службы безопасности Рамзана Кадырова, но официально, конечно, здесь никто из непосредственно из Чечни не присутствует.

Ф.Т.: В анонсе также говорилось об участии представителей чеченского вооруженного подполья. Есть такие люди?

О.П.: По крайней мере, в выступлениях их не было. Но здесь много людей, и определить, кто из них боевик, а кто – человек, живущий мирной жизнью, я затрудняюсь.

Ф.Т.: Было ли выступление, в котором анализировалась ситуация с подпольем? В частности, события этого лета, когда произошел раскол и позиция Доки Умарова?

О.П.: Об этом много говорилось в кулуарах. А в выступлениях больше говорили о политике Кремля в отношении Чечни, но самой политики не касаясь. Такое впечатление, что чеченцы, собравшиеся здесь, в большей степени обеспокоены эмигрантскими проблемами.

Ф.Т.: О чем еще говорят на конгрессе, какие вопросы обсуждаются?

О.П.: Обсуждаются, прежде всего, проблемы эмиграции, потому что не во всех европейских странах лояльная к чеченцам миграционная политика, есть европейские страны, в которых чеченцам довольно тяжело жить. Многие говорят о том, что к сожалению, европейская политика в отношении Чечни изменилась. Изменилась не только в информационном плане, но изменилась и миграционная политика. И поэтому организаторы этого конгресса ставят задачу каким-то образом разбудить Европу. Объяснить, что, к сожалению, чеченская проблема не решена. Несмотря на видимое спокойствие, несмотря на бурное строительство, чеченское общество до сих под пребывает в разобщенном виде, и по-прежнему идет партизанская война. И большие проблемы у эмиграции. Вторая тема, которая бурно обсуждалась – проблема прав человека. Различные организации предоставили результаты мониторинга, и они свидетельствуют о том, что ситуация с правами человека никак не улучшилась, и очень важно, чтобы мировое сообщество знало об этих проблемах.

Ф.Т.: Какое у вас сложилось впечатление о реакции польской общественности на проведение чеченского съезда в их стране?

ОП: У меня сложилось впечатление, что поляки очень хорошо относятся и к чеченцам, и к этому конгрессу. По крайней мере, внимание к событию огромное. Я каждый день вижу огромное количество телекамер, очень много пишущих и радийных журналистов, то есть интерес к этому есть. Другое дело, что есть очень пристальное внимание со стороны польских спецслужб. Когда мы сюда ехали, практически все машины задерживались полицией. Я ехал в машине с норвежскими номерами и нас задержали на полчаса. Тщательно проверяли наши документы, потом подъехала машина какого-то спецназа. Перекрыли дорогу, начали досматривать машину и багаж. Потом, правда, отпустили. В том месте, где мы работаем, очень много полицейских машин, и видно, что есть люди в полицейской форме, есть в гражданской одежде, что не совсем обычно для этого маленького городка.

Ф.Т.: О чем говорили Вы в своем выступлении?

О.П.: Я поделился своими взглядами по поводу того, что ожидает в будущем чеченскую диаспору вне Чечни. У чеченцев есть проблема разобщенности, ассимиляции и потери языка и культуры в эмиграции. Я полагаю, что чеченцам сейчас очень важно задуматься об образовании своей молодежи, потому что одно дело, выживать в условиях эмиграции и постоянно мечтать о возвращении на родину. А другое дело, готовить будущее своей родины. Я предложил создать программу наподобие грузинского варианта, когда за несколько лет до грузинской революции была подготовлена смена, которая потом стала правительством Грузии. Я думаю, что сейчас для Чечни это очень важно, потому что те люди, которые остаются в Чечне, молодежь, она, прежде всего, очень сильно попала под влияние пропаганды, и там возникли даже движения типа движения «Наши» в России, которые поддерживают Рамзана Кадырова. И вряд ли эта молодежь будет способна что-то сделать для будущего Чечни, для ее экономического и государственного развития.