«Первый кавказский» заговорил по-русски

Михаил Гуткин, Нью-Йорк; Нестан Чарквиани, Тбилиси

В Грузии с 4 января работает Интернет-версия нового телеканала на русском языке «Первый кавказский». Предполагалось, что 15 января канал начнёт спутниковое вещание, однако сотрудники «Первого кавказского» сообщили Русской службе «Голоса Америки», что по техническим причинам выход в эфир откладывается на несколько дней.

Как объяснила заместитель генерального продюсера «Первого кавказского» Яна Кример, у канала будет полноценная сетка вещания, включая новости и программы собственного производства, и со временем он будет работать 24 часа в сутки. «Это канал пацифистской направленности, – сказала Кример. – У нас будет много программ культурологического характера, о традициях, истории, о прошлом и настоящем кавказского региона и о том, что его объединяет».

«У канала есть большой запас любви к Грузии, её культуре и искусству», – сказал один из ведущих обозревателей телеканала, директор московского Центра экстремальной журналистики, недавно получивший грузинское гражданство, Олег Панфилов.

«Первый кавказский» полностью финансируется государством и не преследует коммерческих целей. По словам Кример, это определяет общую направленность канала – «разнообразие программ без желтизны».
«Наша задача – оперативно и объективно информировать вас о том, что происходит в Грузии и в мире», – сообщается на сайте «Первого кавказского». Появление канала приветствовал президент Грузии Михаил Саакашвили. В интервью, размещенном на сайте телеканала, он отметил, что русский язык является средством для ведения диалога на Кавказе.

«Это важно для Грузии, для грузинской аудитории, потому что мы не должны потерять русский язык, – сказал Саакашвили. – Это не только то, что пересекает нас и объединяет с народами России, но я думаю, что еще очень долгое время это также будет оставаться параллельным языком общения с другими народами бывшего социалистического лагеря и постсоветского пространства».

По мнению президента Грузии, диалогу не могут помешать никакие искусственные препоны. «Информация не имеет границ в 21 веке, ее невозможно остановить, правду невозможно утаить», – заявил грузинский лидер.

Олег Панфилов сказал в интервью «Голосу Америки», что новости «Первого кавказского» «по-крайней мере очень сильно отличаются от российских». «Если происходит какое-то событие, то мы о нём говорим, а не интерпретируем, как это делают российские каналы, – отметил Панфилов. – Проще говоря, мы делаем информационный канал, а уж как его оценивает российская пропаганда – это их дело».

Официальной реакции Москвы на появление «Первого кавказского» пока не последовало, а в российских СМИ внимание комментаторов привлекла личность ведущей ток-шоу «Кавказский портрет» – эту программу на новом канале ведёт Алла Дудаева, вдова убитого президента самопровозглашенной Ичкерии, также получившая грузинское гражданство.

По словам Яны Кример, «госпожа Алла Дудаева ведёт культурную программу, гостями которой будут интересные люди, живущие на Северном Кавказе». «Кроме того, она сама очень хороший художник, – добавила продюсер. – Краеугольным в передачах Аллы Дудаевой стоит вопрос о том, как достичь мира на Кавказе. У неё благородные цели, а трактовать можно как угодно. Но лучше включить, посмотреть и самому сделать выводы».

«Если мы будем давать информацию в таком же усечённом виде или в односторонней интерпретации событий, как это делает российское телевидение, нас никто смотреть не будет», – говорит Олег Панфилов. Он сравнил себя и других создателей канала с теми, кто стоял у истоков Радио «Свобода» 60 лет назад. «Мы должны распространять информацию, как бы она не была неприятна тем людям, которые занимаются пропагандой в России», – заявил он.

По словам Панфилова, канал рассчитан на русскоговорящую аудиторию во всём мире, но прежде всего – на Кавказе. «Жители Кавказа больше всего нуждаются в объективной информации, потому что они больше всего пострадали от российской пропаганды», – добавил он.

«Мы также рассчитываем, что наш канал будет смотреть грузинская диаспора в России», – сказала Яна Кример.

Панфилов считает, что «нет никакой надежды на то, что операторы российских кабельных сетей включат «Первый кавказский» в свои пакеты»: «Думаю, что наша аудитория будет расти постепенно, и это будет зависеть от качества наших программ».

Завоевать эту аудиторию каналу будет не так просто, – сказал корреспонденту «Голоса Америки» независимый общественный активист из Южной Осетии Тимур Цхурбати. Недавно он инициировал создание новой Республиканской партии «Ирон», которая, по его словам, будет стремиться к созданию в Южной Осетии «демократического правового государства, которое будет поддерживать добрососедские отношения как с Россией, так и с Грузией». Правда, признал Цхурбати, сам он передачи «Первого кавказского» ещё не видел. «У нас в Южной Осетии слишком слабый Интернет для этого, – пояснил он. – Вот когда они начнут вещать через спутник, их будет легче посмотреть».

«Сама идея хорошая, – сказал Цхурбати о новом телеканале. – Чем больше информации, тем лучше. Но всё зависит от содержания». Однако, предсказал он, многие в Южной Осетии принципиально не будут смотреть канал из Тбилиси: «Существует такой стереотип, который я лично не разделяю, но многие думают, что всё, что идёт из Грузии – это плохо. Им нужно будет серьёзно поработать, что бы это сломать. Но если на новом канале будут преобладать мнения Панфилова, то вряд ли у них это получится. То, что Грузия на нас напала, это очевидно – но всё равно они пытаются врать».

Цхурбати считает, что в Грузии к осетинам не относятся как к равным: «В Грузии до сих пор не поняли, что все люди равны. И мы, осетины, сейчас тоже, к сожалению, заражаемся этой болезнью».

По словам Олега Панфилова, у канала уже есть собственные корреспонденты в Дагестане, в Северной Осетии, скоро начнёт работу корреспондент в Чечне. Пока, сказал Панфилов, работающие в России корреспонденты не сталкиваются с каким-либо противодействием со стороны местных властей.

Панфилов признал, что пока корреспондентская сеть не слишком обширна, и объяснил это – «вопреки всяким байкам, которые о нас рассказывают» – финансовыми соображениями. Он не смог назвать бюджет канала, но сообщил, что по закону Грузии на общественное вещание (куда, помимо «Первого кавказского», входят ещё два телеканала) выделяется 0,15 процента ВВП страны, что на сегодняшний день составляет около 3 миллионов лари, или менее 2 миллионов долларов.

Отвечая на вопрос, будет ли представлена на «Первом кавказском» грузинская оппозиция, Олег Панфилов сказал, что «это не политический канал», но добавил, что «если мы будем говорить о политической жизни Грузии, естественно, без деятельности оппозиции эта жизнь не может существовать».

Между тем, представители грузинской оппозиции к появлению «Первого кавказского» отнеслись скептически. Манана Начкебия, лидер политического объединения «Новые Правые», сказала корреспонденту Голоса Америки, что если «новый канал имеет целью сближение народов Кавказа – это замечательное начинание». Однако, по ее словам, есть некоторые моменты, которые настораживают. В частности, сказала она, обеспокоенность вызывают слова председателя попечительского совета Общественного телевещания Левана Гахеладзе, коотрый в декабре прошлого года, отвечая на вопрос, может ли правительство быть гарантом того, что новый канал не накалит без того сложные взаимоотношения центра России с её кавказскими регионами и что Грузия не станет детонатором возможной напряженности в регионе, заявил, что таких гарантий не существует. «Мы не хотим что бы Грузия была использованна с целью провокации», – заявила Начкебия.

Заместитель главного редактора независимой газеты «Резонанси» Элисо Чапидзе сказалa, что ей «не очень по душе тот факт, что новый канал финансируется деньгами налогоплательщиков». «Ведь в Грузии уже достаточно СМИ, которые финансируются государством, – сказала она. – Хотя если новый канал сблизит народы Кавказа, естественно это будет очень позитивный шаг. На данном этапе сложно прогнозировать какую роль сыграет «Первый Кавказский» канал, так как он стал работать всего лишь недавно. Я надеюсь, что журналисты этого канала будут избегать агрессивной риторики по отношению к любому государству, в данном случае я имею в виду Россию, и будут объективны в своих оценках. Если будут обсуждаться проблемы нарушения прав человека на территории России, я надеюсь, что так же будут обсуждаться аналогичные нарушения на территории Грузии. Нам не нужна пропаганда, нам нужен канал, который будет способствовать культурному обмену между нашими народами, в следствии чего мы сблизимся еще больше».