ТАДЖИКИСТАН: ОТ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ К ГРАЖДАНСКОМУ СОГЛАСИЮ ТАДЖИКИСТАН: ОТ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ К ГРАЖДАНСКОМУ СОГЛАСИЮ (Статья вторая)

ВТОРОЙ РАУНД МЕЖТАДЖИКСКИХ ПЕРЕГОВОРОВ
Тегеран, 18-28 июня, 1994 г.
ТЕГЕРАНСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ О ВРЕМЕННОМ ПРЕКРАЩЕНИИ ОГНЯ
17 сентября 1994 г.

Предшествовавшие второму раунду межтаджикских переговоров события все чаще свидетельствовали как о нестабильности ситуации в республике, так и о борьбе за влияние над ней – за ее пределами. За короткий срок по Душанбе прокатилась новая волна убийств известных ученых, предпринимателей и журналистов – вице-премьер правительства, профессор Моеншо Назаршоев, кандидат медицинских наук Джамшед Асимов, тележурналист Олим Абдулов и корреспондент газеты “Джумхурият” Хушвахт Хайдаршо, предприниматель Владимир Ниман. С 31 мая по 16 июня были убиты несколько старших офицеров российских погранвойск и министерства обороны Таджикистана, в том числе заместитель министра обороны Рамазан Раджабов. 6 мая было совершено покушение на заместителя министра транспорта и эксплуатации дорог, бывшего вице-президента Нарзулло Дустова.
Казалось, что у политиков и экспертов были все основания представить все эти факты – террором оппозиции против властей, но странно, что ни одно из этих убийств не коснулось кого-либо из представителей правящей кулябской группировки. Более того, 4 мая в Душанбе на своей пресс-конференции заместитель министра внутренних дел Таджикистана Геннадий Блинов впервые заявил о том, что в процветающем в республике наркобизнесе замешаны российские пограничники. Все чаще в сообщениях из Таджикистана отмечалось противостояние бывших соратников по “восстановлению законной власти”: например, в Гиссарском, Шахринауском и Турсунзадевском районах начались вооруженные выяснения отношений между полевыми командирами проправительственного Народного фронта. В ночь с 27 на 28 апреля в Гиссарском селении Шамал были расстреляны восемь народнофронтовцев, не поделивших районы влияния криминальных групп. Выяснения могли вылиться в крупномасштабные столкновения, но конфликт был быстро улажен. В конце апреля на юге республики начались волнения среди узбекского населения, начавшиеся в Пянджском районе после того, как подразделения министерства обороны попытались силой изъять у отрядов самообороны оружие и бронетехнику.
Тем не менее, таджикские власти по-прежнему находят поддержку у российского руководства: 6 мая Эмомали Рахмонов прибыл в Москву и встретился как с Президентом Борисом Ельциным, так и с премьером Виктором Черномырдиным и главой МИДа Андреем Козыревым. Основной темой переговоров стало тяжелое экономическое положение Таджикистана и желание отсрочить выплату долгов, из которых только полученные из России превысили 300 миллиардов рублей. Однако во встречах так и не были определены условия вхождения Таджикистана в рублевую зону, хотя бы потому, что идея создания этой зоны для бывших советских республик стала постепенно забываться, поскольку в этот процесс вмешались, во-первых, международные валютные фонды, во-вторых, единая денежная единица даже на части территории СНГ была бы расценена на западе как узурпация власти и предъявление условий развития экономики “новых независимых государств”. Власти Таджикистана, искренне желающие стать полноценными соучастниками рублевой зоны, не могли выкупить даже отпечатанные российским Гознаком 330 миллиардов таджикских рублов, введение которых объяснялось как вынужденная мера – временный, переходный этап. Наконец, 15 июня Таджикистану было выделено Россией еще 120 миллиардов рублей кредита, однако на этот раз в качестве страхового взноса республика отдала 1 тонну золота из государственных запасов и 50 процентов акций Рогунской ГЭС, на которой строительство уже второй год приостановлено. При выделении кредита российской стороной было оговорено условие, при котором в случае невыплаты долга Таджикистан лишается как золота, так и заброшенной ГЭС. Позднее, 29 июня, глава правительства Абдуджалил Самадов предпринял еще одну попытку обсудить вхождение Таджикистана в рублевую зону, прибыв в Москву, хотя его визит был назван частным.
Экономическая ситуация становилась все более критической, и в Душанбе, впервые за время правления Эмомали Рахмонова, у административных зданий стали собираться митинги пенсионеров, протестующих против многомесячных задержек с выплатой пенсий и пособий. Задолженность государства населению в выплате зарплат, пенсий, стипендий и пособий выросла до 175 миллиардов рублей, тогда еще российских, которых катастрофически не хватало (ранее привезенные российские рубли были или растасканы или постепенно вывезены в Узбекистан). 13 июня этой проблеме было посвящено специальное заседание, которое вел Эмомали Рахмонов. Как одну из мер поступления в бюджет хоть каких-нибудь денег, Совет Министров республики принял решение о создании совместных с канадскими и английскими предпринимателями предприятий по добыче золота.
Одновременно с экономическими проблемами Таджикистан стал сталкиваться с довольно откровенной политической проблемой. И если в Душанбе высказывания российских политиков и военных не вызывали обеспокоенность, скорее, наоборот, то оппозиция расценивала заявления МИДа России и нового командующего Коллективных миротворческих сил как угрозы. Например, 5 мая председатель Комитета Государственной Думы России по делам СНГ и связям с соотечественниками Константин Затулин заявил “Независимой газете”, что “для сохранения этого южного форпоста (Таджикистана – О.П.) оправданы любые затраты…”, подчеркнув одновременно свое отношения к странам СНГ, как к сателлитам России: “При всем уважении к этим государствам, многие из них обречены стать нашими сателлитами или умереть – ровно до этой степени я признаю их территориальную целостность”.
Российские покровители Эмомали Рахмонова открыто поддерживали его и в вопросе проведения президентских выборов, хотя еще в ноябре 1992 года во время избрания Рахмонова председателем Верховного Совета он заявлял о том, что Таджикистан должен стать парламентской республикой. Кремлевские советники Рахмонова прекрасно знали, что если в Таджикистане изменится политическая ситуация, то председателя ВС депутаты могут легко переизбрать, как уже не раз было за последние два года, когда с сентября 1991 по ноябрь 1992 года председателями ВС были Кадриддин Аслонов, Рахмон Набиев, Акбаршо Искандаров, Сафарали Кенджаев (дважды) и сам Эмомали Рахмонов. Президент же избирается всенародным голосованием и считается легитимным правителем, к тому же, если удастся принять новую Конституцию, права Президента будут неограниченными.
Именно так, как мне представляется, задумывался сценарий развития событий к концу 1994 года, который нарушал не только принцип свободных, демократических выборов, но лишал права голоса около миллиона беженцев, покинувших Таджикистан. Но главное препятствие в проведении выборов – подписанная на первом раунде межтаджикских переговоров повестка дня, в которой оговаривалось совместное проведение таких крупных акций – властями и оппозицией. На самом же деле в республике полным ходом шла подготовка к выборам и референдуму по принятию конституции, текст которой был разработан в аппарате Рахмонова и альтернативы которому не предполагалось. 10 июня газета “Бадахшон”, выходящая в Хороге, опубликовала альтернативный текст Конституции, но он не был даже замечен властями. Одновременно командование КМС и группы российских погранвойск начали активную пропагандистскую кампанию по распространению информации о якобы предпринятых нападениях на таджикско-афганскую границу, но на поверку оказывалось, что эти сведения – дезинформация.
Второй раунд межтаджикских переговоров намечен на 4 июня в Тегеране. Эта дата была определена, в частности, во время визита заместителя Генерального секретаря ООН Маррака Гулдинга в Душанбе 27-28 мая. Предполагалось, что власти Таджикистана пошлют в Тегеран более представительную делегацию, которую возглавит более высокий чиновник, чем министр труда Шукурджон Зухуров. Намеченные для обсуждения вопросы зафиксированы в повестке дня – политическое урегулирование, проблемы беженцев, конституционное устройство республики и военные проблемы.
Но переговоры затягивались: вначале оппозиция предложила сделать уступку на время проведения религиозного праздника “Курбон”, затем из-за зарубежной поездки министра иностранных дел Ирана Али Акбара Велаяти, а потом московские дипломаты начали активное наступление на таджикскую оппозицию. Например, заместитель министра иностранных дел России Анатолий Адамишин заявил агентству “Интерфакс”: “МИД РФ располагает информацией о намерении вынести на очередной раунд межтаджикских переговоров вопросы, обреченные на споры и конфронтацию, а не на достижение соглашения”. Усилиями ООН второй раунд был все же запланирован на 14 июня, но начался он только 18 июня.
Как и в Москву, в Тегеран из Душанбе прибыла делегация в прежнем составе, из-за чего и Ходжи Акбар Тураджонзода, и Мухаммадшариф Химматзода отказались участвовать в работе второго раунда. По-прежнему оппозиционную делегацию возглавлял председатель правления Координационного центра демократических сил Таджикистана в странах СНГ Отахон Латифи, правительственную – министр труда и занятости населения Шукурджон Зухуров. Первые два дня переговоров были потрачены на обмен “домашними заготовками” – предложениями, но основной обсуждаемый документ о временном прекращении огня так и не был принят. Правительственная делегация настаивала на полном разоружении отрядов оппозиции, делегация оппозиции мотивировала свою неуступчивость тем обстоятельством, что подразделения МВД и министерства обороны республики состоят из бывших боевиков Народного фронта, и если они останутся при оружии, то конфронтация неминуема.
Переговоры проходили в Институте политических и международных исследований МИД Ирана за закрытыми дверями: на этом, в частности, настоял российский представитель Александр Облов, который не хотел, чтобы дипломаты из стран-наблюдателей, а тем более журналисты, знали о возникающих при обсуждениях проблемах. Закрытость переговоров, как представляется, была весьма выгодна российской стороне хотя бы потому, что она не была заинтересована в каких-либо уступках оппозиции, и как свидетельствует Отахон Латифи, именно Облов помешал достижению согласия в обсуждении соглашения о временном прекращении огня. Вокруг переговоров постоянно концентрировалась информация извне, которая была рассчитана на формирование мнения у политиков и общественности. Московская прокуратура, в частности, вдруг заявила, что в покушении на депутата Московской думы майора запаса Николая Московченко виновата таджикская оппозиция, поскольку он занимался проблемами российских пограничников на таджикско-афганской границе. За день до начала переговоров два военных самолета без опознавательных знаков провели бомбардировку лагеря таджикских беженцев “Майдони хавои” в афганском городе Кундуз. В конце переговоров многие наблюдатели, да и специальный посланник Генерального секретаря ООН Рамиро Пирис-Баллон отмечали, что неудача второго раунда объясняется действиями некой “третьей” силы. Не скрывал своего разочарования и глава иранского МИДа Велаяти, выразивший пожелание успешных переговоров в Исламабаде, где намечено проведение третьего раунда. 3 июля равительственная делегация провела в Душанбе пресс-конференцию, на которой было заявлено, что она результатами переговоров довольна.

СОВМЕСТНОЕ КОММЮНИКЕ
по итогам второго раунда межтаджикских переговоров по национальному примирению 28 июня 1994 года
Второй раунд межтаджикских переговоров по национальному примирению под эгидой ООН и с участием наблюдателей Афганистана, Казахстана, Кыргызстана, Исламской республики Иран, Пакистана, Российской Федерации и СБСЕ, состоялся в Тегеране с 18 по 28 июня 1994 года. Делегацию Правительства Республики Таджикистан возглавлял г-н Ш.Зухуров, министр труда и занятости населения. Г-н О. Латифи, председатель Координационного центра демократических сил Таджикистана в странах СНГ, исполнял обязанности главы делегации таджикской оппозиции. В ходе состоявшихся переговоров посреднические услуги оказывались Специальным посланником Генерального секретаря ООН, послом Р.Пирис-Баллоном.
Переговоры носили деловой и откровенный характер. Обе стороны продемонстрировали искреннее стремление решить вопросы, вынесенные на повестку дня, в духе конструктивности.
В соответствии с повесткой дня межтаджикских переговоров, утвержденной в ходе их первого раунда в Москве 5-14 апреля 1994 года, а также договоренностей, достигнутых в ходе консультаций Специального посланника Генерального секретаря ООН по Таджикистану, посла Р.Пирис-Баллона в Тегеране с лидерами таджикской оппозиции и переговоров заместителя Генерального секретаря ООН по политическим вопросам М.Гулдинга с руководством правительства Республики Таджикистан в Душанбе в мае с.г., была достигнута договоренность о необходимости сконцентрировать внимание в ходе второго раунда переговоров на достижении соглашения о прекращении огня и других враждебных действий.
Участниками переговоров, при посредничестве специального посланника Генерального секретаря ООН была проделана большая и положительная работа по решению одной из самых сложных проблем, относящихся к урегулированию таджикского конфликта. Сторонами выработано и согласовано определение понятия прекращение огня и других враждебных действий, которые включают:
а) прекращение сторонами всяких военных акций, включая любые нарушения таджикско-афганской границы, наступательные операции внутри страны, обстрелы сопредельных территорий, проведение любого рода военных учений, передислокации регулярных и нерегулярных военных формирований в Таджикистане и на территории Афганистана, которые могут привести к срыву настоящего Соглашения;
Примечание: В этой связи порядок размещения, передислокации и другие виды деятельности российских войск и Коллективных миротворческих сил стран СНГ в Таджикистане, которые определены в соответствии с соглашением о роли указанных сил, будут определены в рамках механизма по осуществлению данного Соглашения.
б) прекращение сторонами террористических и диверсионных акций на таджикско-афганской границе, внутри Республики и других странах;
в) недопущение сторонами убийства, захвата заложников, незаконных арестов и задержании, грабежей гражданского населения и военнослужащих в Республике и других странах;
г) недопущение блокирования населенных пунктов, народнохозяйственных и военных объектов, а также любых видов средств коммуникации;
д) прекращение использования всех средств связи и массовой информации в целях подрыва процесса национального примирения;
е) не использовать религию и религиозные чувства верующих, любую идеологию во враждебных целях.
Сторонами также достигнута договоренность о временных параметрах его действия (на период переговоров до 1 октября 1994 года), а также рассмотрены вопросы, связанные с созданием всеобъемлющего механизма контроля за временным прекращением огня и других враждебных действий.
Вместе с тем, в ходе переговоров обнаружились различия в подходе сторон к вопросу, связанному с порядком вступления в силу Соглашения. Делегация Правительства Республики Таджикистан настаивала на необходимости прекращения огня и других враждебных действий сразу же после подписания Соглашения и брала на себя обязательство выполнить условия, выдвинутые делегацией оппозиции, в течение периода, на который прекращался огонь и другие враждебные действия. Делегация таджикской оппозиции в свою очередь настаивала на необходимости одновременного вступления в силу Соглашения о прекращении огня и других враждебных действий и выполнения Правительством Республики Таджикистан выдвинутых ею условий: одновременно с освобождением задержанных, арестованных и осужденных лиц, прекращением всех уголовных дел, возбужденных в связи с политическим противостоянием и гражданской войной, отменой запрета на деятельность партий и движений, а также возобновлением работы запрещенных средств массовой информации.
Несмотря на проявленную обеими сторонами добрую волю и гибкость и сделанные определенные встречные шаги, им не удалось достичь консенсуса по Соглашению, которое было практически согласовано.
Осознавая ответственность за судьбу народа Таджикистана, стороны вновь подтвердили свою приверженность политическому диалогу как единственному средству достижения национального примирения. В этой связи, на основе согласованного ранее принципа ротации места переговоров стороны договорились провести их очередной раунд в г. Исламабаде и поручить Специальному посланнику Генерального секретаря ООН провести консультации для определения сроков третьего раунда переговоров.
Стороны выразили глубокую благодарность Правительству Исламской Республики Иран за гостеприимство, помощь и содействие, оказанное в организации и проведении второго раунда переговоров в Тегеране.
Стороны также выразили признательность Генеральному секретарю ООН и его Специальному посланнику Р.Пирис-Баллону, а также представителям государств-наблюдателей и СБСЕ на переговорах за помощь и содействие в организации и проведении межтаджикских переговоров по национальному примирению.
Ш.ЗУХУРОВ
глава делегации Республики Таджикистан
О.ЛАТИФИ
Исполняющий обязанности главы делегации таджикской оппозиции
Р.ПИРИС-БАЛЛОН
специальный посланник Генерального секретаря ООН

После столь неудачно проведенного раунда началась упорная дипломатическая борьба, в которой ООН одержала победу: 12 сентября в Тегеране начались консультации в рамках межтаджикских переговоров, закончившиеся подписанием 17 сентября Соглашения “О временном прекращении огня и других враждебных действий на таджикско-афганской границе и внутри страны на период переговоров”. На этот раз в Тегеран прибыл первый заместитель председателя Верховного Совета Абдумаджид Достиев, который и подписал, вместе с Ходжи Акбаром Тураджонзода документ.
Надо полагать, подписанию Соглашения предшествовали долгие споры и размышления: властям Таджикистана оно было ни к чему, поскольку военное сдерживание отрядов оппозиции осуществляли российские войска; России, в частности, Соглашение мешало осуществить задуманное – провести Эмомали Рахмонова в президенты, и как ни странно, за подписание Соглашения боролась оппозиция, которая рассчитывала, что документ позволит открыть в республике миссию военных наблюдателей ООН, которые будут препятствовать российским войскам в осуществлении помощи слабым вооруженным силам Таджикистана. Надежда была и на то, что военные наблюдатели ООН будут более объективны в оценках ситуации, чем политики, заинтересованные в распространении тех или иных сведений только со своей точки зрения.
Как позднее оказалось, у Соглашения есть главный недостаток – под ним нет подписи российской стороны, а потому все действия подразделений 201-й дивизии или пограничников не могут быть опротестованы. Спустя два года после подписания Соглашения стало понятно, что оно почти не работало, нарушения фиксировались десятками за месяц, но была достигнута главная цель – в Душанбе и нескольких других населенных пунктах стала работать миссия военных наблюдателей ООН, которую второй год возглавляет бригадный генерал из Иордании Хасан Абаза.

С О Г Л А Ш Е Н И Е
о временном прекращении огня и других враждебных действий на таджикско-афганской границе и внутри страны на период переговоров
Делегации Руководства Республики Таджикистан и таджикской оппозиции (именуемые далее Сторонами) в ходе консультаций по национальному примирению, состоявшихся в Тегеране с 12 по 17 сентября сего года под эгидой ООН, в качестве важного шага на пути ко всеобщему политическому урегулированию конфликта, национальному примирению, решению проблемы беженцев, конституционного устройства и консолидации государственности независимой и суверенной Республики Таджикистан договорились:
1. Прекратить временно враждебные действия в районе таджикско-афганской границы и внутри страны.
2. Стороны согласились включить в понятие “прекращение враждебных действий” следующее:
а) прекращение Сторонами всяких военных акций, включая любые нарушения таджикско-афганской границы, наступательные операции внутри страны, обстрелы сопредельных территорий, проведение любого рода военных учений, передислокации регулярных и нерегулярных военных формирований в Таджикистане, которые могут привести к срыву настоящего Соглашения;
Примечание. Коллективные миротворческие силы стран СНГ и российские войска в Таджикистане будут выполнять свои функции в соответствии с принципом нейтралитета, заложенном в их мандате, и будут осуществлять сотрудничество с военными наблюдателями ООН.
б) прекращение Сторонами террористических и диверсионных акций на таджикско-афганской границе, внутри Республики и в других странах;
в) недопущение Сторонами убийств, захвата заложников, незаконных арестов и задержаний, грабежей гражданского населения и военнослужащих в Республике и других странах;
г) недопущение блокирования населенных пунктов, народнохозяйственных и военных объектов, а также любых видов средств коммуникации;
д) прекращение использования всех средств связи и массовой информации в целях подрыва процесса национального примирения;
е) не использовать религию и религиозные чувства верующих, любую идеологию во враждебных целях.
3. Стороны договорились согласиться на временное прекращение огня и других враждебных действий на таджикско-афганской границе и внутри страны до референдума по проекту новой конституции и выборов президента Республики Таджикистан при понимании, что оно является лишь первым шагом на пути к достижению национального согласия и решению всех вопросов, зафиксированных в повестке дня переговоров.
4. В целях укрепления мер доверия стороны согласились, что в течение одного месяца со дня подписания настоящего Соглашения:
а) власти Республики Таджикистан освобождают арестованных и осужденных по прилагаемому списку;
б) таджикская оппозиция освобождает военнопленных по прилагаемому списку.
5. В целях эффективного осуществления указанного Соглашения Стороны договорились создать Совместную комиссию, состоящую из представителей Правительства Республики Таджикистан и таджикской оппозиции. Стороны обращаются с просьбой к Совету Безопасности Организации Объединенных наций оказать содействие деятельности Комиссии путем предоставления политических посреднических услуг и направления военных наблюдателей ООН в зоны конфликта.
6. Настоящее Соглашение подписано 17 сентября 1994 года в г. Тегеране и вступает в силу с момента размещения в Таджикистане наблюдателей ООН. А.Достиев
Глава делегации Республики Таджикистан
А.Тураджонзода
Глава делегации таджикской оппозиции
посол Р.Пирис-Баллон
Специальный посланник Генерального секретаря ООН