В истории современной России были предприняты две попытки создания государственных “рупоров”, которые должны нести в массы “голос власти”. Часто он не совпадал с мнением общества, но желание власти контролировать информацию сохранилось. Первая попытка оказалась неудачной, судьба второй еще не определилась.

Держать и не пущать

Первая попытка “организовать” нужный правительству поток информации была предпринята 1 декабря 1994 года. Тогда, в первую чеченскую кампанию (декабрь 1994 – сентябрь 1996 года) российские власти решили, что “в связи с осложнением ситуации на Северном Кавказе, угрожающей дальнейшей стабилизации общественно-политической обстановки и в целях доведения до российской и мировой общественности объективной информации о происходящих событиях” необходимо создать Временный информационный центр. Виктор Черномырдин подписал распоряжение Правительства РФ за № 1886-р, назначив руководителем центра председателя Государственного Комитета по печати Сергея Грызунова. Нескольким ведомствам – МЧС, Министерству по делам национальностей, МВД, ФСК, МО и ФПС – было поручено направлять во Временный информационный центр оперативную информацию, а самому центру – осуществлять аккредитацию российских и зарубежных СМИ.
Временный информационный центр (ВИЦ) был обязан “оказать необходимое содействие представителям российских и зарубежных средств массовой информации, работающих в Северо-Кавказском регионе, имея в виду получение ими объективной информации и обеспечение их личной безопасности”.
На следующий день, 2 декабря 1994 года, ВИЦ распространил “Положение об аккредитации”, в соответствии с которым журналист кроме предоставления обычных данных и фотографий был обязан (!) подтвердить, что он застрахован. Этим дело не кончилось, поскольку 9 декабря увидело свет постановление Виктора Черномырдина “Об обеспечении государственной безопасности и территориальной целостности Российской Федерации, законности, прав и свобод граждан, разоружения незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и прилегающих к ней регионов Северного Кавказа”. Шестой пункт постановления гласил: “Немедленно лишать аккредитации журналистов, работающих в зоне вооруженного конфликта, за передачу недостоверной информации, пропаганду национальной или религиозной неприязни”.
…а еще лучше арестовывать и отбирать аппаратуру
Вряд ли юристы, работавшие в правительстве, не знали о существовании Закона РФ “О СМИ”, статья 48 которого устанавливает, что журналист может быть лишен аккредитации только по решению суда. 14 декабря Фонд защиты гласности и ВИЦ обменялись заявлениями, в которых, с одной стороны, правительственная структура выражала недовольство высказываниями “политических деятелей различного уровня и калибра по поводу событий вокруг Чеченской республики” и оценками деятельности президента и правительства, а правозащитники, с другой стороны, приводили случаи препятствования федеральными войсками работе журналистов.
За первый год первой чеченской войны на территории республики было ранено 30 журналистов, избиты 23, военнослужащие федеральных войск задержали 146 журналистов и намеренно обстреляли 100, подверглись угрозам 27, видео- и фотооборудование, аудиокассеты и диктофоны изымались 60 раз. В 1995 году в Чечне погибло 14 журналистов…
ВИЦ довольно быстро стал изгоем: журналисты газет или телекомпаний старались не пользоваться его бюллетенями, а тем более услугами по организации поездок или оформления аккредитации. В конце той войны журналисты и не вспоминали, что когда-то правительство России озаботилось созданием для них Временного информационного центра. Еще долго после ее окончания корреспонденты, побывавшие в Чечне, показывали друг другу пачки аккредитационных карточек, выдаваемых любой службой как внутри Чечни, так и за ее пределами.

Российские информационные грабли

Спустя неполных пять лет, 1 октября 1999 года, уже другой премьер российского правительства, Владимир Путин, подписал распоряжение № 1538-р. Оно содержит всего четыре пункта, из которых первый объявляет о создании Российского информационного центра (РИЦ), второй

(Осокнчание текста отсутвует)