“Власти должны исполнять собственные законы…”

Позавчера в редакции “Вечернего Бишкека” состоялся брифинг руководителя службы мониторинга Фонда защиты гласности (РФ) Олега ПАНФИЛОВА. На вопросы журналистов, правозащитников и представителей неправительственных организаций кроме московского гостя отвечали и.о. главного редактора “ВБ” Владимир ЛЕОНОВ, исполнительный редактор Сергей СТЕПАНОВ и зав. социально–экономическим отделом Рина ПРИЖИВОЙТ.

О.П.:
— Раньше уже я бывал в “Вечернем Бишкеке” — как экскурсант. И помню тогдашнюю встречу с пресс– секретарем Президента К.Иманалиевым по поводу ситуации с газетой “Res Publica” и в связи с серией очень странных материалов о руководителе Фонда “Сорос — Кыргызстан” Чинаре Жакыповой.
К.Иманалиев оказался в Москве и пригласил меня и председателя Фонда защиты гласности А.Симонова в очень дорогой ресторан. С нами был еще один пресс– секретарь Президента К.Баялинов. Оба были направлены в Москву с целью сводить нас с Симоновым в ресторан, чтобы изменить наше отношение к газете “Res Publica” и к Ч.Жакыповой. Тогда и Баялинов и Иманалиев старались нас убедить, что Кыргызстан — демократическая страна, тяготеет к свободе печати.
Месяц назад, выступая по Би–би–си, я сказал, что Кыргызстан в смысле свободы печати в лучшем положении, чем другие страны СНГ. События вокруг “Вечернего Бишкека” убеждают меня в обратном. Фонд защиты гласности, который я представляю, не занимается внутриредакционными конфликтами. Но из бесед с коллегами я понял, что ситуация неоднозначная и не такая, какой ее пытаются представить здешние правительственные газеты.
Я думаю, что конфликтом между Козлинским и Кимом воспользовались власти и с их стороны есть нарушения законности. Что выяснилось?
Первое: массированная атака правоохранительных органов, которые штурмом пытались взять редакцию и подвергнуть ее главного редактора принудительному задержанию.
Второе: г–н К.Иманалиев взял на себя функции прокурора — давать правовые оценки конфликта. Их дает только прокурор.
Третье: информационная борьба в СМИ “за” и “против” коллектива “ВБ”.
Четвертое: отсутствие солидарности в рядах журналистов.
Вспомните события с газетами “Асаба”, “Res Publica”, с Ошским ТВ и ТРК “Пирамида”. Обычно властные структуры преследуют отдельные средства массовой информации, чтобы подчинить себе все СМИ.
Если сейчас вы не защитите своих коллег, то доведете себя до такого положения, в котором оказался “Вечерний Бишкек”.
Л.ФОМОВА, председатель Общественного фонда социальной защиты:
— Где сейчас А.Ким?
В.Л.:
— Он нездоров, лежит в больнице. Точный адрес, по причинам, которые понятны всем, мы воздерживаемся назвать.
Р.ДЫРЫЛДАЕВ, председатель ККЧП:
— Нам было известно о вояже пресс–секретарей в Москву, предпринятом для того, чтобы создать там хорошее впечатление о Кыргызстане. У нас с 1994 года осуществляется давление на СМИ, что свидетельствует об отступлении от демократических процессов. Средства массовой информации, подававшие ситуацию в Кыргызстане только в положительном виде, были просто подкуплены. Такая практика кыргызстанских чиновников существовала и существует.
Давление на “Вечерний Бишкек” вызвало очень серьезный резонанс в мире. Чехарда на юге нашей страны. Информационный голод — журналистов не пускают в район боевых действий. Сегодня выяснилось, что у нашего правительства нет никаких планов по борьбе с террористами. Вместо этого идут разборки между генералами. Губернатор Ошской области ездит по аптекам и забирает все лекарства и не дает даже справок, чтобы потом владельцы могли получить оплату. И в такое время устраиваются разборки с газетами.
Правительство пользуется тем, что между СМИ нет дружбы. Очень часто спецслужбами используются слежки, запугивания. Слова “МНБ”, “МВД” вызывают психологический страх.
В.ЖУЧКОВ, “Абсолют — экспресс”:
— До каких пор А.Ким будет скрываться?
С.С.:
— Поясню ситуацию. Сначала к нам пришли налоговики для перепроверки деятельности АОЗТ, хотя по срокам уже не имели права этого делать. Акт по двухпроцентному налогу с продаж был фальсифицирован. В день завершения этой проверки пришли налоговики проводить годовую проверку. Мы вправе допустить их не раньше 2 декабря этого года. Они пришли раньше и нарушили Налоговый кодекс. Мы отказали им в представлении документов — до тех пор, пока они не составят предписание в соответствии с НК.
Но если сейчас налоговые службы перепишут предписание, это будет доказательством их неправильных действий. Прокуратура ясно дала понять, что защищать законность она не будет.
В минувшую субботу нам опечатали бухгалтерию. Мы вынуждены допустить налоговых инспекторов к проверке, но только в присутствии независимых аудиторов, юристов, бухгалтеров. Нам нечего скрывать, мы прозрачны и полностью опубликуем отчет. А в декабре допустим годовую проверку.
Мы обратились в Свердловский райсуд, в прокуратуру, но там не собираются нас поддерживать. Теперь мы обратились в Законодательное собрание Жогорку Кенеша с просьбой дать официальное толкование пункту статьи Налогового кодекса, по которому у нас разногласия с налоговыми службами. В соответствии с этим толкованием мы и поступим.
Два месяца назад нам предлагали газетную бумагу на сумму 15 миллионов. Мы отказались, поскольку понимали, что за это придется рассчитываться — не деньгами, а самостоятельностью. В адрес главного редактора пошли упреки со стороны “Белого дома”, потом последовали проверки. Почему А.Ким, как вы говорите, скрывается? Если его “закроют”, то, не исключено, будут требовать продать по демпинговым ценам контрольный пакет акций — или вообще “подарить”.
В.Л.:
— “Вечерка” — один из самых законопослушных налогоплательщиков в стране и освобождена от проведения налоговых проверок на 2 года за образцовое ведение своих дел. Об этом сказал М.Садыркулов в газете “Слово Кыргызстана”, подводя итоги сбора налогов за прошедший год. Сегодня он — руководитель администрации Президента и пытается задействовать рычаги ГНИ для борьбы с редакцией.
Информационная блокада показывает ситуацию в стране со свободой слова. Если “Вечерка” позволит незаконную проверку, то завтра они накрутят больше, чем налоговики, составившие фальсифицированный акт по проверке двухпроцентного налога. Если “сделают” нас, “сделают” всю прессу в Кыргызстане: многие СМИ и так уже на крючке.
О.П.:
— Мы знаем десятки таких случаев в России, в Азербайджане, в Беларуси: налоговое удушение — это самый любимый способ борьбы со свободной печатью. На Украине убиты два журналиста, а ее президент назван одним из врагов прессы. Власть, которая хочет закрепиться на занятом плацдарме, использует финансовые и налоговые рычаги.
Одна из причин, позволяющая сделать это, — отсутствие солидарности среди журналистов. Я могу напомнить ситуацию 1996 года в Казахстане. За два года до проведения тендера на телевидении журналистов предупредили, что он приведет к гибели независимого ТВ. Я предлагал журналистам протестовать, но они ничего не сделали. И сейчас в Алматы лишь одна смелая телерадиокомпания — “31–й канал”. Остальные передают государственную информацию.
В моих словах нет призыва к антиправительственному поведению. Фонд не делает глупостей и не вмешивается во внутренние дела ваших стран. Мы просто призываем власти исполнять ваши собственные законы.
Наталья АБЛОВА, руководитель Кыргызско–американского бюро по защите прав граждан и соблюдению закона:
— Все должны знать новый Уголовно–процессуальный кодекс Кыргызской Республики, вступивший в силу в конце июля. В нем коренным образом пересмотрены права органов дознания и права подозреваемых, объем последних увеличен. Раньше, если дело не проходило в суде, судья мог не реагировать на процессуальные нарушения. Сейчас суд обязан их рассматривать.
Постановление о принудительном приводе А.Кима писалось у него на столе. А постановление о возбуждении уголовного дела писалось на листке разлинованной бумаги. Хотя на этом документе обязательны печать, дата и его следует обязательно согласовать с вышестоящими инстанциями. Должна быть вручена повестка. У объекта уголовного преследования с первых минут должен быть адвокат, который имеет право обратиться в суд, если считает, что имели место нарушения УПК.
Все нужно делать по закону, а гражданам следует его знать, иначе любой из нас может быть задержанным в любое время суток. Здесь, в редакции, люди, к счастью, знают свои права. Если бы захват был осуществлен с помощью грубой силы, последствия были бы печальными.
В ближайшие дни мы направим письмо в российские СМИ и разошлем во все организации, которые сотрудничают с нами.
Н.ДОМАГАЛЬСКАЯ, корреспондент газеты “Дело N…”:
— Правда ли, что тираж вашей сегодняшней газеты бесплатный? Как настроен коллектив?
В.Л.:
— Цена номера для наших распространителей символическая — 1 тыйын. Люди, конечно, перенервничали и устали за эти дни. Но зато все поняли цену себе и солидарности. Газета работает в обычном порядке. Мы следим за ситуацией в Баткене и часть номера посвящаем конфликту “Вечерки” с властями. Мы себя в обиду не даем и не дадим.
Бермет МАЛИКОВА, руководитель НПО :
— Имя главы администрации Президента М.Садыркулова часто появляется в СМИ. Были у вас с ним контакты? Есть доказательства, что именно Садыркулов руководит акцией, направленной против “Вечерки”?
В.Л.:
— Мой коллега уже рассказал о попытке найти ключ к “Вечерке” — предложении взять бумагу на 15 миллионов сомов. Оно исходило именно из администрации Президента. К нам М.Садыркулов в эти дни не приезжал и не звонил.
Р.П.:
— Доказательством служит то, что акция против нас, начатая В.Козлинским и К.Карабековым, получила мгновенную силовую поддержку. Это так просто не делается — нужны очень высокие покровители. Операция была задумана как блицкриг: А.Кима с помощью группы захвата задерживают, коллективу объясняют, что с главным редактором разберутся, а пока нужно работать над номером, газета должна выходить. Но организаторы штурма “Вечерки” просчитались: блицкриг не удался, и им теперь приходится сильно напрягаться, чтобы довести задуманное до конца.
З.САДЫКОВА, главный редактор газеты “Res Publika”:
— Контрольный пакет акций АОЗТ принадлежит “Рубикону”. Были в коллективе обиды по поводу несправедливого распределения акций?
С.С.:
— Когда решался этот вопрос, учитывался стаж работы, творческий вклад и другие критерии, согласно которым начислялись акции. Все эти годы регулярно подводились итоги работы газеты — за каждый месяц. Все утверждало правление, в которое входил В.Козлинский. А К.Карабеков — член наблюдательного совета нашего АО. Так что все результаты были им известны и претензий не вызывали. В.Козлинский утверждает, что А. Ким “сам у себя арендует здание “Вечерки” и сам себе платит за аренду”. Здание было куплено на деньги “Рубикона”, после чего он заключил с АОЗТ “Издательский дом “Вечерний Бишкек” договор об аренде здания на 99 лет без права расторжения какой–либо из сторон и с оплатой не аренды, а коммунальных услуг.
О.П.:
— Еще раз подчеркиваю свое отношение к этому конфликту. Вникаю в его детали, и мне становится все более печально. Мне не нравится, когда меня спрашивают, к примеру, сколько стоят мои штаны или какова моя зарплата. Есть закон, регламентирующий партнерские отношения, и ему нужно следовать.
Р.ПРИЖИВОЙТ.