Правозащитный отчет организации “Хьюман райтс вотч”

Лев Ройтман:
Передо мной свежий правозащитный отчет организации “Хьюман райтс вотч”. Из голобальной географии этого отчета я для сегодняшнего разговора выбрал три страны – это Россия, Белоруссия, Казахстан. Речь пойдет о наступлении властей на принцип свободы слова, свободу информации, свободу мнений. По России авторы отчета ссылаются на данные московского Фонда защиты гласности. Руководитель Службы мониторинга этого фонда Олег Панфилов участвует в передаче из Москвы. В разделе отчета по Белоруссии отмечается, что в этой стране “продолжалось сползание в репрессивную политику советского образца” по всему спектру прав человека. Из Минска участвует в разговоре наш корреспондент Марат Дымов. Объектом репрессий была пресса и в Казахстане. Сотрудник нашей казахстанской редакции Мерхат Шарипжан со мной в пражской студии.
Олег Панфилов, в России в свое время была предметом гордости свобода печати – достигнутая или, быть может, мнимая. Сегодня, судя по отчету “Хьюман райтс вотч”, гордиться больше нечем.
Олег Панфилов:
Да, к сожалению, то состояние, которое еще несколько лет назад журналисты называли свободой слова, свободой печати, сейчас постепенно превращается в то, что было в начале гласности, а точнее, если журналисты и научились писать смело и достаточно профессионально, то их сейчас преследуют точно так же, как преследовали еще 7, 8, 10 лет назад. В целом, если говорить о цифрах погибших журналистов в России в 98-м году, то, слава Богу, их немного, их пока “только” 11, и “пока” я говорю потому, что, как часто это бывало, говоря в передаче, о том, что количество убитых невелико, на следующий день получали очередную информацию. Но выросло и довольно существенно количество других нарушений прав журналистов, выросло почти в 2 раза. Все чаще стали журналистов избивать, физически на журналистов нападать. Мы выявили даже такую тенденцию как нападения, избиения, угроза убийством руководителей независимых средств массовой информации, прежде всего газет и телекомпаний. К сожалению, все это выросло в несколько раз по сравнению с прошлым годом, и, к сожалению, последнее время в России отмечено желанием российских парламентариев приручить прессу, добиться, чтобы при каждом из двух телеканалов – ОРТ и Вторым каналом государственным, были обязательно созданы наблюдательные советы. Иначе как цензурой или желанием возродить цензуру это назвать нельзя.
Лев Ройтман:
Спасибо, Олег Панфилов. Вы говорите об 11-ти убитых журналистах, что, слава Богу, это немного. Уже сам этот счет страшен. “Хьман райтс вотч” в своем отчете, ссылаясь на Ваш Фонд защиты гласности, пишет “не менее 9-ти”, а Вы уже говорите 11. Они дают за 8 месяцев нынешнего года, а мы разговариваем в декабре. Теперь – в Минск.
Марат Дымов:
Действительно, белорусские власти последовательно продолжают политику подавления свободного слова в стране. Причем сейчас в этой политике, в этой борьбе немножко изменены акценты – больший акцент делается на борьбу с распространением прессы. В частности, белорусские таможни очень активно в последние месяцы изымают оппозиционные газеты у людей, которые пересекают границы в том и другом направлении. Вот несколько месяцев назад на белорусско-украинской границе были задержаны чешские студенты, у которых изьяли белорусские оппозиционные газеты, а буквально пару недель назад группа представителей оппозиции ехала в Варшаву и у них тоже отобрали газеты. И всякий раз это объяснялось тем, что указанные газеты содержали сведения, которые порочат честь и достоинство президента. Причем в этой работе власти, как раньше говорилось, дошли до каждого. Так, в руки журналистов попали очень интересные бумаги: однотипные приказы директоров минских заводов, запрещающие распространять на предприятиях средства массовой информации, которые будоражат рабочих. И в приказах буквально так прямо и сказано, что виновных следует доставлять в караульное помещение, изымать у них газеты, составлять протоколы, налагать взыскание. С другой стороны, в стране выстраивается, как у нас называется, идеологическая вертикаль. То есть, в органах власти и буквально на всех предприятиях вводится должность зама по идеологической работе, который должен правильно ориентировать своих подчиненных. И продолжаются традиционные способы: в частности, с 1-го декабря в Белоруссии уже всупило в силу лицензирование распространения правовой информации. И вот в начале прошлой недели еженедельник “Фемида Нова”, юридический еженедельник, вышел с белыми пятнами на тех местах, где должны были быть опубликованы законы, потому что теперь без лицензии законы публиковать нельзя. Причем эта газета не получила лицензию на распространение правовой информации по совершенно надуманным мотивам, а фактически – это политические мотивы. Но и среди самых последних событий стоит упомянуть запрет корреспонденту ОРТ Павлу Шеремету выехать в Нью-Йорк за премией Международного комитета защиты журналистов. У Павла еще не истек срок условного приговора и его не выпустили за премией.
Лев Ройтман:
Спасибо, Марат Дымов. Вы говорите о том, что у вас появилась, по сути дела, идеологическая административная цензура. А какая идеология считается правильной, допустимой?
Марат Дымов:
У нас была очень забавная телевизионная передача, и там прозвучала такая формулировка, что до разработки идеологии кадры должны руководствоваться христианскими ценностями.
Лев Ройтман:
Какими? Протестантскими, православными, католическими – это не было указано?
Марат Дымов:
Видимо, в рамках христианских ценностей такие акции о изъятии газет – это очень своеобразное христианство.
Лев Ройтман:
Спасибо, Марат Дымов. Не знаешь – смеяться или плакать. Мерхат Шарипжан, Казахстанская редакция Радио Свобода. В Казахстане намечаются президентские выборы. В этой связи – наступление на гласность, на свободу информации?
Мерхат Шарипжан:
К сожалению, Казахстан за коротенькое время своего относительно самостоятельного развития с 91-го года и номинальной независимости еще раз подтвердил, что можно обманывать какое-то время весь народ, можно все время обманывать какую-то часть народа, но все время обманывать весь народ невозможно. Режим Назарбаева (а я употребляю слово “режим”, потому что то, что случилось и происходит за последние 3-4 месяца, говоря словами одоного из популярных активистов-политиков Казахстана Доса Кушима, это – не вперед, а назад, как минимум, на 50 лет), в связи с выборами, которые совершенно неожиданно были перенесены с декабря 2000-го года на 10-е января 99-го года, начал наступление на средства массовой информации не только в бывшей и сегодняшней столицах, но и во всех областных центрах Казахстана. Это случилось с такими газетами как “Ярмарка”, “Сорока”, “Дат”, “21-й век” и так далее. 3-го декабря Арбитажный суд Алма-Аты под председательством судьи Татьяны Барневой объявил, что газета “Дат” является банкротом, хотя главный редактор Шарип Куракбаев утверждает, что он в состоянии выпускать эту газету и даже увеличить тираж. Проблема, с которой столкнулась газета “Дат”, а уникальна тем, что это первая казахскоязычная газета, которая осмелилась критиковать Назарбаева и его правительство, включая членов его семьи, которые тоже находятся на ключевых постах. И вот у этой газеты начались проблемы уже через месяц ее существования, когда налоговая инспекция, возглавляемая зятем Назарбаева Рахатом Алиевым, обвинила газету и лично редактора в уклонении от уплаты налогов и так далее. В общем, нашли очень много причин, чтобы наступать на эту газету. Что казается газеты “21-й век”, то в ее здании, в ее офисе были взорваны две бомбы, и эти бомбы были заводские, а следствие никаких результатов не дало. Также газеты, независимые казахскоязычные, русскоязычные в Казахстане не могут публиковаться по той простой причине, что издательства, работающие в Казахстане, отказываются повсеместно печатать их, а если газета печатается в соседнем Кыргызстане или в России, то при завозе этих газет на территорию страны опять же таможенные службы арестовывают целые тиражи. Можно просто вспомнить советское время. Совершенно ясно, что Назарбавев не только при помощи наступления на прессу, но и при помощи искусственно созданных препятствий