ЧТО ТАКОЕ НАРОДНЫЙ ФРОНТ ТАДЖИКИСТАНА? МИНИСТР ТРАНСПОРТА НЕДОВОЛЕН КОРРЕСПОНДЕНТАМИ “НГ” (под псевдонимом Чеслав Путовский)

НОВОЕ образование в политическом спектре Таджикистана вызвало немало
вопросов, связанных с формальностями юридического характера. Правда то, что
Народные фронты, как правило, появляются и исчезают по воле их создателей.
Тем не менее оригинальность Народного фронта Таджикистана (на днях его
вооруженные отряды взяли штурмом Душанбе, подавив сопротивление
демократической оппозиции) заключается в том, что эта военизированная
организация не имеет ни одного программного документа или официального
заявления, кроме Обращения, распространенного после неудачного переворота
под руководством бывшего спикера таджикского парламента Сафарали Кенджаева
24 – 25 октября. Позднее, во время работы сессии ВС в Худжанде, Кенджаеву
понравилось раздавать интервью журналистам, убеждая их, что это был не
переворот, а специальное мирное задание, направленное на то, чтобы убедить
своего преемника Акбаршо Искандарова провести побыстрее сессию. Вместе с
Кенджаевым, по его словам, пришли в Душанбе 250 безоружных телохранителей
(по данным КНБ республики, в двухдневных столкновениях погибли не менее 500
человек).
Однако, прежде чем ознакомиться с фрагментами Обращения Народного фронта
Таджикистана, следует сделать пояснение в связи со специфическим отношением
Сафарали Кенджаева к “лицам” каратегинского и бадахшанского происхождения
(выходцы из горных районов). Собственно, конфликт весной разгорелся из-за
широко разрекламированной взбучки председателя ВС Сафарали Кенджаева в
отношении бывшего министра внутренних дел, генерала Мамадаеза Навджуванова,
результатом которой стал многодневный митинг, в мае переросший в
вооруженное противостояние. Собственно, называемые причины гражданской
войны в Таджикистане не всегда отражают истинное положение в расстановке
сил политических партий и движений. Призывы покончить с компартией вызвали
у ее “реаниматоров” ответную реакцию, и у таджикских последователей Маркса
– Энгельса – Ленина был “повод” для пропаганды: началась “холодная война” с
“исламскими фундаменталистами”. На самом деле, по словам бывшего министра
МВД генерала Гулдасташо Имроншоева, число сторонников Исламской партии
возрождения Таджикистана в вооруженных группировках оппозиции составляло 10
– 15 процентов. Тем не менее даже серьезные российские и зарубежные газеты
писали об угрозе фундаментализма, не вдаваясь в раздумья, возможно ли
вообще появление фундаментализма в стране, где население было более
семидесяти лет оторвано от религии и не все настоятели сельских мечетей
знают Коран.
Появление названия – Народный фронт – было связано с желанием организаторов
говорить от имени народа, хотя до сих пор неизвестно, кто возглавляет фронт
– Сафарали Кенджаев или Сайгак Сафаров, “народный герой”, бывший буфетчик и
старожил мест не столь отдаленных. От имени Народного фронта говорят лидеры
многих группировок, вплоть до откровенно уголовных, возглавляемых людьми, о
которых информация ограничивается их кличками – это таджики с русскими
“именами” – Афанас, Борис, Миша. Еще одним лидером Народного фронта,
Файзали, были освобождены 750 преступников, сидевших в тюрьмах Курган-Тюбе
и Явана, из них 28 – – из категории “особо опасный рецидивист”. Более чем
парадоксальным кажется совместная деятельность бывшего лидера парламента
Сафарали Кенджаева (он же бывший . Руководитель транспортной прокуратуры
республики, он же работник прокуратур разного уровня) с преступниками,
выдаваемыми сейчас за народных героев.
Еще один руководитель фронта – бывший начальник следственного отдела
республиканской прокуратуры Амиркул Азимов, подписавший множество картонных
удостоверений членов Народного фронта, обнаруженных у погибших 24 – 25
октября. Это тот самый Азимов, который возглавлял следственную группу по
выяснению обстоятельств февральских событий 1990 года в Душанбе, но так и
не назвавший ни одного виновного. Кстати говоря, Сафарали Кенджаев также
тогда возглавил группу – депутатов – по февральским событиям и тоже не
назвал ни причин, ни виновных, хотя само участие в расследовании помогло
ему приобрести имидж борца за справедливость. Другой лидер Народного фронта
– душанбинский рэкетир Рауф – был арестован своим нынешним соратником
Азимовым в одном из северокавказских пансионатов ЦК КПСС в 1990 году по
подозрению в организации беспорядков. Таким образом, юристами и
преступниками был создан костяк организации, именующей себя Народным
фронтом.
Главным принципом деятельности фронта является дезинформация,
распространяемая посредством листовок или многочисленных публикаций в
газетах прокоммунистического характера, например, “Ленинабадской правде”
или созданной Сайгаком Сафаровым газете “Хакикати Хатлон” (“Хатлонская
правда”). В последней, кстати, в одном из ноябрьских номеров было
напечатано сообщение о том, что один из лидеров демооппозиции кинорежиссер
Давлат Худоназаров велел убить популярного певца Караматулло своему брату
Далеру Назарову, тоже певцу и композитору. И хотя автору сообщения могло
быть известно, что Назарова в день убийства вообще не было в республике,
дезинформация должна была настроить читателей на ненависть к бадахшанцам
(братья Худоназарова – выходцы из Горного Бадахшана). Как бы продолжением
конфронтации через дезинформацию стал фрагмент Обращения Народного фронта
от 6 ноября: “В городе Душанбе всех, кроме бадахшанцев и каратегинцев,
убивают, их дома грабят. Нынешняя власть вместо того, чтобы всячески
пресекать преступные действия фундаменталистов, наоборот, их поддерживает”.
Дезинформация заключается еще и в том, что бадахшанцы, последователи
исмаилитской секты, никогда не были подвержены религиозному фанатизму, о
чем, в частности, в своей книге “Секта исмаилья в русских и бухарских
пределах Средней Азии” писал на рубеже XX века известный исследователь граф
А. Бобринский. Однако создатели Обращения не пытаются скрыть свою ненависть
к бадахшанцам, называя родственниками заштатного муллу члена Исламской
партии возрождения Абдугаффора и бывшего председателя ВС коммуниста и
бадахшанца Акбаршо Искандарова, не имеющих ничего общего. Дезинформация
рассчитана на определенный уровень традиционализма населения, верящего
безгранично в то, что напечатано, что “спускается сверху”. Достаточно
прочесть еще одну важную мысль в обращении: “Народный фронт Таджикистана
просит также бадахшанцев, чтобы они прекратили разбой и убийства мирных
жителей г. Душанбе и его окрестностей. Пусть Душанбе и в дальнейшем
остается родиной бадахшанцев. Рано или поздно за все придется нести ответ
перед народом. Если бы бадахшанские братья присоединились к Народному
фронту, все закончилось бы хорошо и для них”.
Внушительный текст обращения заканчивается словами: “Мы сторонники того,
чтобы все вопросы решать демократическим путем и на законном основании”.
Между тем после неудавшейся попытки захватить власть 24 – 25 октября
Сафарали Кенджаев был в Худжанде и опроверг сообщения о своем ранении. В то
же время прокуратурой республики было открыто уголовное дело по обвинению
его в попытке государственного переворота, но уже на сессии ВС в Худжанде
новый председатель парламента Эмомали Рахмонов называет Кенджаева “истинным
гражданином и депутатом”. И хотя в новом правительстве Кенджаев пока не
получил достойного своей деятельности места, можно предположить, что он
будет вознагражден.
Кроме как политическая сила, Народный фронт Таджикистана сформирован, как
становится ясно из событий последних недель скорее всего как армия или
объединение вооруженны? группировок, противостоящих оппозиционным
формированиям. Однако, если оппозиция добывает оружие из подпольных
источников – от Афганистана до фарцовщиков, то Народному фронту, как
свидетельствует репортаж таджикского телевидения от 10 декабря, военной
подготовкой боевиков и вооружением помогло Министерство обороны
Узбекистана. Однако на этот счет нет ни одного официального свидетельства –
соглашения, договора или иного документа.
***
Из информации, поступающей из Душанбе, видно, что, как и ожидалось, начался
террор против бадахшанцев и каратегинцев. По крайней мере становятся
известны имена некоторых из них – Дустмамад Давлатмамадов и Мамадраим
Мамадризобеков, которые 14 декабря были задержаны: первый – дома, за ним
приехали 12 автоматчиков на БТР, второй – вооруженными людьми на проспекте
Профсоюзов, По данным Душанбинского горисполкома, 15 декабря практически ни
один из бадахшанцев не вышел на работу. В Душанбе не прекращаются
перестрелки, по улицам разъезжают танки российской 201-й мотострелковой
дивизии с российским флагом на броне и прикрепленным рядом государственным
флагом Таджикистана.
Выступивший 13 декабря по таджикскому телевидению новый министр транспорта,
бывший вице-президент Нарзулло Дустов заявил, что “корреспондентам
“Независимой газеты” Олегу Панфилову и Игорю Ротарю делать нечего в
Таджикистане” (Олег Панфилов, собственный корреспондент “НГ” в
Таджикистане, и его семья вынуждены были покинуть Душанбе и сейчас
находятся вне пределов Таджикистана). Это заявление было сделано вслед за
публикациями этих журналистов о военной помощи Узбекистана формированиям
так называемого Народного фронта Таджикистана.