ФСБ УПОЛНОМОЧЕН УДАЛИТЬ. РАЗВОРАЧИВАЕТСЯ СКАНДАЛ ВОКРУГ КОРРЕСПОНДЕНТА РОССИЙСКОГО ЖУРНАЛА THE NEW TIMES НАТАЛЬИ МОРАРЬ.

В ночь с пятницы на субботу она была задержана в аэропорту Домодедово, когда возвращалась из командировки в Израиль. Сотрудники пограничной службы не выпустили журналистку из здания аэропорта, ссылаясь на некую директиву ФСБ. Согласно этому документу, Морарь, как гражданке Молдавии, отныне запрещается въезд на территорию России. То ли на три года, то ли на пять лет.

„Меня с самого начала собирались возвращать обратным рейсом в Израиль. То, что моя однократная виза истекла и в Израиль меня никто не пустит, их совершенно не интересовало. “Значит, будете летать рейсом Москва – Тель-Авив туда и обратно,” – спокойно сказала старшая по званию“, – сообщает подробности задержания в своём блоге сама Наталья, подчеркнув, что благодаря шуму, поднятому коллегами, погранслужба предложила ей другой вариант – улететь ближайшим рейсом в Молдавию. С одним, правда, условием – билет должен быть выкуплен в ближайшие 15 минут, иначе её сопроводят на рейс в Израиль.

В итоге, журналистка была вынуждена улететь в Молдавию. Любопытно, что посольство России в Молдавии, которое сегодня посетила Морарь, сообщило, что никаких документов, свидетельствующих о противоправных действиях корреспондента The New Times против России, им не поступало, и о самой ситуации российские дипломаты узнали из СМИ.

Журнал The New Times между тем предпринимает меры, чтобы защищить свою сотрудницу. Как заявила заместитель главного редактора журнала Евгения Альбац, «мы будем подавать необходимые жалобы. Если надо, мы будем обращаться в суд».

Международная федерация журналистов уже выразила протест в связи с этой депортацией, назвав это свидетельством того, что нетерпимость властей к независимой журналистике “выдавливает жизнь” из свободы прессы в России. И обратилась к Совету Европы и ОБСЕ с призывом расследовать этот инцидент и потребовать разъяснений от российских властей.

В свою очередь, председатель Союза журналистов России Всеволод Богданов, присоединился к осуждению высылки журналистки и заявил, что его организация намерена выразить протест российским властям.

Никто не сомневается, что высылка произошла из-за серии статей Морарь, в частности, посвящённых убийству зампреда Центробанка Андрея Козлова и темной истории с переводом якобы кремлевских денег через банк «Дисконт», а последней каплей, переполнившую чашу терпения властей предержащих, стал её материал „Чёрная касса“ Кремля“, в которой она исследует механизм финансового контроля за российскими партиями со стороны администрации президента России.

Другой заместитель главного редактора The New Times Андрей Колесников заявил, что высылка Морарь – “черная метка журналу”. “Видимо, в борьбе с нами будут использовать подобные методы. Мы переведем ситуацию в правовое поле, отбросив политическую составляющую. Задействуем адвокатов и юристов”, – пообещал он.

Инцидент с Морарь стал, быть может, самым громким событием такого рода, но не единственным. Как сообщил директор Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов, с 2000 года около 40 журналистам и правозащитникам был запрещен въезд в Россию. По его словам, «началась эта кампания мести российской стороны к тем журналистам, которые писали в основном о первой чеченской войне». Что же касается нынешней ситуации, то Панфилов подчеркнул, что российские чиновники своими основными врагами видят журналистов, которые пишут о коррупции и внутренних проблемах России.

Сергей Варшавчик