ЗАКОН ПО ПОНЯТИЯМ

Всю ночь с субботы на воскресенье журналистка журнала The New Times Наталья Морарь провела в помещении для депортируемых. За это время никто так и не показал ей ни одного официального документа, на основании которого ей был запрещен въезд в Россию. Ни один из сотрудников не назвал ни своего имени, ни звания. Они лишь сказали: «Мы имеем права себя не называть, так как являемся сотрудниками ФСБ». И сослались на какую-то бумагу из центрального аппарата ФСБ. По словам самой Натальи Морарь, ей, возможно, запретили въезд на территорию России на основании закона «О порядке выезда из РФ и въезда в РФ». В пункте 7 статьи 27 этого федерального закона сказано, что иностранцу не разрешается въезд в РФ, если в отношении его «принято решение о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации».

Автор этого закона юрист Владимир Плигин, возглавлявший в предыдущей Думе комитет по конституционному строительству, в интервью NewTimes.ru сказал, что, действительно, право принимать подобные решения предоставлено в основном Федеральной службе безопасности. Также он добавил, что «такого рода предложения могут делаться Министерством внутренних дел, то есть существует перечень организаций, которые могут выходить с такого рода предложениями».

«Страны обычно не объясняют причины. Полицейские службы, миграционные службы, пограничные службы, в зависимости от того, кто выполняет эту функцию, могут сообщить такого рода неприятную новость», – сказал Владимир Плигин.

Справка:
Статья 26. Въезд в Российскую Федерацию иностранному гражданину или лицу без гражданства может быть не разрешен в случае, если иностранный гражданин или лицо без гражданства:
1) в пункте пропуска через Государственную границу Российской Федерации нарушили правила пересечения Государственной границы Российской Федерации, таможенные правила, санитарные нормы, – до устранения нарушения;
2) использовали подложные документы либо сообщили заведомо ложные сведения о себе или о цели своего пребывания в Российской Федерации;
3) имеют неснятую или непогашенную судимость за совершение умышленного преступления на территории Российской Федерации или за ее пределами, признаваемого таковым в соответствии с федеральным законом;
4) два и более раза в течение трех лет привлекались к административной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации за совершение административного правонарушения на территории Российской Федерации;
5) утратил силу с 1 января 2007 года. – Федеральный закон от 30.12.2006 № 266-ФЗ;
6) в период своего предыдущего пребывания в Российской Федерации уклонились от уплаты налога или административного штрафа либо не возместили расходы, связанные с административным выдворением за пределы Российской Федерации или с депортацией, – до осуществления соответствующих выплат в полном объеме.
(статья 26 в ред. Федерального закона от 10.01.2003 N 7-ФЗ)
Статья 27. Въезд в Российскую Федерацию иностранному гражданину или лицу без гражданства не разрешается в случае, если:
1) это необходимо в целях обеспечения обороноспособности или безопасности государства, либо общественного порядка, либо защиты здоровья населения;
2) в период своего предыдущего пребывания в Российской Федерации иностранный гражданин или лицо без гражданства подвергались административному выдворению за пределы Российской Федерации либо депортировались, – в течение пяти лет со дня административного выдворения за пределы Российской Федерации или депортации;
3) иностранный гражданин или лицо без гражданства имеют непогашенную или неснятую судимость за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления на территории Российской Федерации либо за ее пределами, признаваемого таковым в соответствии с федеральным законом;
4) иностранный гражданин или лицо без гражданства не представили документы, необходимые для получения визы в соответствии с законодательством Российской Федерации, – до их представления;
5) иностранный гражданин или лицо без гражданства не представили полис медицинского страхования, действительный на территории Российской Федерации, – до его представления, за исключением (на основе взаимности) сотрудников дипломатических представительств и консульских учреждений иностранных государств, сотрудников международных организаций, членов семей указанных лиц и других категорий иностранных граждан;
6) при обращении за визой либо в пункте пропуска через Государственную границу Российской Федерации иностранный гражданин или лицо без гражданства не смогли подтвердить наличие средств для проживания на территории Российской Федерации и последующего выезда из Российской Федерации или предъявить гарантии предоставления таких средств в соответствии с порядком, установленным Правительством Российской Федерации;
7) в отношении иностранного гражданина или лица без гражданства принято решение о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации.
Если въезд в Российскую Федерацию иностранного гражданина или лица без гражданства ограничен по основаниям, предусмотренным подпунктами 2 и 5 части первой настоящей статьи, органы пограничного контроля и федеральный орган исполнительной власти, ведающий вопросами внутренних дел, или его территориальный орган в случаях, установленных Правительством Российской Федерации, проставляет соответствующую отметку в документе, удостоверяющем личность иностранного гражданина или лица без гражданства. (в ред. Федеральных законов от 18.07.2006 № 121-ФЗ, от 10.01.2007 № 4-ФЗ)
(статья 27 в ред. Федерального закона от 10.01.2003 N 7-ФЗ)

До сих пор Наталье Морарь не объяснили причину, по которой ее не пустили на территорию Российской Федерации. Сегодня она была в посольстве РФ в Молдавии.

«Они сразу же заявили, – рассказала NewTimes.ru Наталья Морарь, – что о ситуации со мной и о случившемся они узнали только из средств массовой информации, что для них это все неожиданность, они ни о чем об этом заранее не знали, и никакой официальной бумаги из Москвы не получали. Они не располагают никакой информацией из Москвы или из каких-либо служб безопасности о том, что мне запрещен въезд на территорию РФ… Они записали все мои данные, проверили документы, убедились, что все документы для нахождения на территории РФ у меня есть, что все в порядке. И они удивлены всем происходящим».

Центр экстремальной журналистики давно составляет список журналистов, которым по каким-либо причинам отказали во въезде в Россию. С 2000 года накопилось более 40 таких фамилий. Однако до сегодняшнего дня речь, скорее, шла о сотрудниках иностранных СМИ, которым нужна была виза.

«В этом списке у нас более 40 имен, – сказал в интервью NewTimes.ru глава Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов. – Кроме журналистов, которые работали в штате различных изданий, есть еще больше 10 публицистов, то есть это люди разных профессий. Например, философ Андрэ Глюксман из Франции или правозащитник и переводчик Эккехарт Маас. В этом списке уже покойный Александр Гинзбург, который хотел приехать перед смертью в Россию, но его не пустили».

Все эти люди публично выражали свою точку зрения или же писали по поводу острых проблем российской политики. Их «не пускали из принципа обычной мести», считает директор ЦЭЖ: «Если посмотреть, то становится понятно, что это все журналисты или публицисты, которые или писали о первой Чеченской войне, или как публицисты занимали какую-то определенную позицию критики в адрес российской власти. Поэтому это обычная месть… Когда дело касается журналистов, то это, конечно же, нарушение не только собственных законов, не только собственной Конституции, статьи 29, но и документов, которые Россия подписала при вступлении в ОБСЕ, Совет Европы, и разные другие документы, которые Россия ратифицировала и имеет обязательства».

В 2003 году Олег Панфилов написал доклад для офиса представителя ОБСЕ на эту тему. Приведем выдержку из этого доклада:

6.2. Отказ визовой поддержки иностранных журналистов
Начиная с 2000 года несколько иностранных журналистов, ранее работавших в России, аккредитованные постоянно или временно, столкнулись с тем, что МИД России отказал им (некоторым по несколько раз) в визовой поддержке. Практически все эти журналисты работали в России во время первой чеченской войны или в начале второй. Во всех случаях российские консульства не объясняли им причины отказа, но надо полагать, что главной причиной все же была их активная работа по освещению военных конфликтов в Чечне.
Некоторые из этих журналистов уже сталкивались с трудностями во время общения с российскими государственными учреждениями. Например, корреспондент чешского агентства «Epicentrum» Петра Прохазкова 26 октября 1999 года была вызвана в МИД России, где сотрудник Алексей Ритченко заявил ей, что «после публикации в газете “Lidove noviny” интервью с Шамилем Басаевым и Хаттабом возникли проблемы с ее дальнейшей аккредитацией при МИДе. Кроме того, Ритченко ссылался на письмо российского посла в Словакии, в котором сообщалось об “антироссийских настроениях”, которые, якобы, вызывают репортажи Прохазковой из Чечни. В заключение журналисту было рекомендовано сотрудничество с одним из руководителей пресс-центров, образованных в последнее время при группировках федеральных сил на Северном Кавказе. Петра Прохазкова жила и работала в Москве с 1992 года.
Последние репортажи из Чечни Петра Прохазкова написала в конце 1999 года, и с января 2000 года она начала работать в Чечне и Ингушетии как сотрудник гуманитарных организаций и основатель детского дома для чеченских детей (Петра Прохазкова замужем за гражданином России, этническим ингушом). В конце февраля 2000 года ее виза без объяснений была изъята. В паспортно-визовой службе Ингушетии ей выдали взамен въездную визу на десять дней. 3 марта она обнаружила свою квартиру в Москве, официально оформленной через управлением по делам дипломатического корпуса МИД России, опечатанной. Вернувшись в Прагу, она подала заявление в российское консульство на получение туристической визы, в чем ей было отказано.
Другой журналист – из Венгрии – Кристина Шатори. В России с 1987 года, закончила московский университет, работала в московских бюро телекомпаний Австрии и Германии (ZDF и ARD). После отпуска в Венгрии 20 февраля 2000 года она прилетела в Москву. В то время граждане Венгрии и России могли въезжать в страны без визы. В аэропорту «Шереметьево-2» Кристину Шатори остановили российские пограничники и без объяснений перевели в другое здание и приказали: «Молчать, сидеть!». Это продолжалось несколько часов. Только после четырнадцати часов задержания, утром 21 февраля офицер-пограничник сказал, что он ничего объяснять не должен, он свое дело уже сделал, задержал «врага народа», пригрозив приковать ее наручниками. Кристине Шатори отказали в праве позвонить в посольство Венгрии, вызвать консула. Через восемнадцать часов ей вернули документы и посадили в самолет, направлявшийся в Будапешт, заявив, что «все равно вы больше сюда не въедете».
Атис Климович, корреспондент ведущей газеты «Diena» (Латвия), работал в России с 1992 года. Получил отказ в аккредитации МИД России в 1995 году, в 1997 году отказано в выдаче российской визы. С того времени приезжал в Россию по туристической визе. Последний раз был в Чечне и Ингушетии осенью 1999 года. После возвращения из поездки, уже находясь в Латвии, узнал о заявлении начальника Центра общественных связей ФСБ России генерала Александра Здановича о том, что «чеченскими боевиками» подготовлен захват Климовича в заложники. В 2001 году обратился в посольство России в Риге с заявлением о выдаче туристической визы. Визу получил, но спустя день ему позвонили из посольства России и попросили зайти, чтобы «исправить какую-то ошибку в визе». Вернули паспорт уже без визы.
В числе других журналистов и публицистов, которым отказано в визовой поддержке: Карлотта Гол (США), Ива Зимова (Канада), Андрэ Глюксман (Франция), Надя Ванковенберг (Франция), Франк Хефлинг (Германия), Александр Гинсбург (Франция), Эккехарт Маас (Германия).

По мнению Олега Панфилова, случай с Натальей Морарь уникальный, к тому же речь здесь не идет о вопросе выдачи или отказе в визе. Опираться в данном случае нужно на межгосударственные соглашения.

«Даже когда российская власть устраивала антигрузинскую истерию и когда депортировала из России большое количество грузин, даже тогда российская власть делала это все-таки с помощью судов. То же касается и большинства случаев с так называемыми нелегальными мигрантами», – заявил Олег Панфилов. В случае с Натальей Морарь (а на ее счет не было никакого решения суда), по его оценке, были нарушены многие договоренности, как между РФ и Молдавией, так и в рамках СНГ.

«Тут, по всей видимости, пограничники решили поставить себя в позу невиновных, – предположил директор ЦЭЖ. – Они же не предъявили никакой бумаги. Но конфликт набирает силу, так что это уже не просто правонарушение со стороны чиновников из ФСБ, это уже политический конфликт».

Армина Багдасарян